Повезло как утопленникам

просмотров: 2
0 0

 Только беспрецедентное наводнение, откинувшее жизни десятков тысяч амурчан на десятилетия назад, заставило нашу власть вернуть мизерную льготу самым обездоленным. Почти полгода у них из тощего кармана вынимали законные деньжонки. Чем в этом случае власть отличается от карманника? Поступки, мораль, отношение к людям – всё идентично…

 
     
 

Круженья сердца амурской власти порой похожи на метания. В ноябре прошлого года областные депутаты, оппозиционные и не очень (от имени общества!), недрогнувшей рукой взяли и отняли у более чем 18 тысяч далеко не самых богатых жителей региона крошечную материальную льготу. Деньжонки были смешные для избитого оспой неэффективных трат бюджета, но решили экономить на стариках, инвалидах, донорах, обыденно думая, что они – главная неэффективность для областного кошелька…

Народ бунтовал в основном на кухнях, у припечка, на автобусных остановках и в Интернете. Самые решительные обращались к прессе, подавали иски в суд. Местный суд не смел возразить местной власти. Всё было привычно, по-местному.

Считай – по-свойски. Один из обжуленных льготников, свободненец Виталий Ватулин дошёл до Верховного суда России. Та Фемида, затянув потуже повязку на глазах, сказала, что решение незаконно. Дескать, по российской обыденности сильный несправедливо обидел бессильного…

Тут ещё беда по имени стихия обрушилась в основном на голову амурской деревне: наводнение разрушило тысячи домов, ещё большие тысячи их обитателей остались фактически без жилья и имущества.

«Деньжонки были смешные для избитого оспой неэффективных трат бюджета»    
 
 

Последняя сессия областного заксобрания. Депутаты так же дружно, как отнимали, проголосовали – льготу вернуть.

Официальная версия «милосердного» жеста власти – чрезвычайная ситуация, сложившаяся в регионе из-за наводнения.

Получается, не случись эта беда, то инвалидов, жертв политических репрессий, почётных доноров просто в упор не увидели бы.

Воистину, поговорку про добро и худо в России придумали. Только в этом случае добра здесь нет вообще, а размеры худа ещё до конца не поддаются осмыслению.

В этой бесконечно грустной, унизительной и даже оскорбительной истории очень выпукло, наглядно и чётко видно отношение верхов к низам.

Как порой головокружительно сладко сидеть наверху: хочу – казню, хочу – милую, хочу – тысчонку из твоего кармана заберу, захочу – снова верну.

«Нас нужно было затопить стихией выше кадыка, почти полгода поунижать, а потом отдать то, что было положено по Закону»    
 
 

И ничего мне за это не будет! Народом, как гармонью, играю! Туда-сюда. Сюда-туда…

Скрипят порой от негодования меха российской жизни, трёхрядки, сипят они от бессилья и обиды. Но слышат их вполуха и в основном в час беды.

В нас очень часто сходится несходимое. Институт власти особенно чётко работает в режиме ЧС: мало бюрократии, минимум чиновничьего чванства, почти нет мытарств и проволочек. Как вода иль ещё какая беда чуть отошла от нашего порога, то ближнего снова могу в упор не видеть, помыкать всегда и везде.

Нас нужно было затопить стихией выше кадыка, почти полгода поунижать, а потом отдать то, что было положено по Закону.

Вот так и везёт. Как утопленникам…

Фото: xvatit.com

Александр Ярошенко

 

Рубрика отражает субъективную позицию автора и не является продукцией информационного агентства «Амур.инфо».

 

Happy
Happy
0
Sad
Sad
0
Excited
Excited
0
Sleepy
Sleepy
0
Angry
Angry
0
Surprise
Surprise
0