«Вода, как война, всё обнажила». 14.11.2013 16:22

Так говорят о минувшем наводнении жители села Касаткино. Часть жителей уже справилась с последствиями невиданной беды, другие беду по-прежнему отмечают… Здесь сошлось всё: подаренный олигархом Михаилом Прохоровым медпункт и отсутствие фельдшера. Гуманитарная помощь со всей страны и полное бездорожье. Об этой утонувшей окраине узнал мир, но сюда по-прежнему нельзя дозвониться. Нет связи…

Москва – Касаткино

Отсюда наводнение ушло одним из последних. На три недели Амур поменял русло и гнал свои волны по улицам Касаткино. Под воду полностью ушла даже колючка на российско-китайской границе. Невиданное наводнение вымыло множество невиданных проблем. Правовых, социальных, финансовых и законодательных.

Говорю на полном серьёзе: Касаткино – форпост России, за его околицей державный Амур, на другом берегу, чуть наискось, поблёскивает огнями китайский городок. В конце октября министр сельского хозяйства РФ Николай Фёдоров проводил здесь выездное заседание, на котором обсуждалось, как максимально помочь дальневосточным крестьянам, у которых стихия отняла практически всё: жильё, урожай, скот. Вода забрала десятилетия тяжелейшего труда.

Дорог в этих краях никогда не было: летом пыльная шоссейка, зимой занесённый снегом узкий путь связывали этот мир с большой землёй. Сегодня дорогой здесь служит избитая наводнением и большегрузами колея, на которой две машины не разминутся. При подъезде к селу сотовый телефон поймал сеть China telekom. Как поймал, так и не отпускал практически до самого возвращения в Архару.

Амур сюда наступал по-пыточному медленно, постепенно заливая окрестность.

– Мы до последнего не верили, что вода так зальёт наше село. Но с другой стороны, те, кто хотел, максимально приготовились к стихии. Убрали мебель и даже успели выкопать огороды, – говорит директор местной школы Светлана Сазонова.

Школа, первый этаж которой был залит водой едва ли не по колено, стала островом спасения для села. Здесь размещался эвакуационный пункт, тут действовал формальный и неформальный штаб в режиме ЧС.

Сегодня здесь вовсю идут занятия, и от былой беды не осталось даже запаха.

– Знаете, честно скажу. Кто хотел, тот уже все последствия наводнения ликвидировал. Правда, пришлось месяц спину не разгибать, но сделали всё. А кто до наводнения хозяином не был, он и сегодня на всё жалуется, – говорит Вера Кушнир.

Её дом похож на игрушку: обшит ярким сайдингом, полы блестят от свежей краски, новые пластиковые окна, тёплая печь-каменка.

О минувшем лихе напоминает только тёмная метка в коридоре, её оставила вода, простоявшая почти месяц.

Муж Веры Алексеевны трудится рабочим на местной погранзаставе, взрослые дети живут отдельно.

– Выплаты получили все, у нас ещё из этих денег двести тысяч в банке лежат нетронутыми. Используем их на первоначальный взнос по ипотеке, – говорят супруги Кушнир.

На такси за водкой

Сельским главой жители четырёх ближайших сёл избрали Ивана Адаменко. Выборы проходили в сентябре, когда вода ещё не ушла из всех домов и дворов. Местному мэру 26 лет, он родом из этих краёв, тут окончил школу. Но сейчас живёт за 70 километров бездорожья от своих избирателей.

«– Нанимали такси за пять тысяч, в Архару за водкой ездили. Со стороны было больно на всё это смотреть, – вздыхали люди»
Иван выглядит слегка растерянным и взволнованным.

– Я ещё путаюсь во многих вопросах, порой хватаюсь сразу за несколько дел. Думаю, что через полгода уже войду в курс дела, – чистосердечно признаётся он.

Учителя в сельской школе новую власть называют одним словом «Ванька». Добавляют: «Он – хороший парень, прекрасный рыбак и охотник. Тайга – его дом». Его вчерашние педагоги очень надеются, что со временем Иван Адаменко полностью войдёт в курс дел и переедет жить в своё село.

Выплаты! Это слово стало ключевым в послепотопной жизни. Практически всем касаткинцам пришла материальная помощь от государства.

– Мы с дедом на двоих получили больше двухсот тысяч, по совести говоря, этих денег вполне хватило, чтобы хату в порядок привести. Дед сам печечку сложил, хотя раньше никогда мастерок в руках не держал. Жизнь всему научит, – мудро итожит Валентина Маркина.

Но здесь немало семей, которые лихо обмыли государственную помощь. Есть многодетные семьи, которые получили более чем по 500 тысяч рублей. Для некоторых это показалось космосом.

– Нанимали такси за пять тысяч, в Архару за водкой ездили. Со стороны было больно на всё это смотреть, – вздыхали люди.

Пять потопов на одну судьбу

Ольга Матвеевна Дудина встретит в Касаткино 89-ю весну. Улыбчивая, в цветном полушалке она по-прежнему красива в свои глубокие годы.

– Детка, за всю мою жизнь меня уже пятый раз топит. На Амуре живём… Но выдюжили, – признаётся крестьянка.

В её хатке от наводнения не осталось и следа. Говорит, что оборону держала до последнего, покинула избёнку, когда вода уже к крыльцу стала подходить. Беда всё смахнула волной, стены были чёрными до самых подоконников, полностью просели полы. Перекорёжило окна и двери. В одном дворе с ней живут её внуки Марина и Андрей Паньковы: бабушка – в маленьком доме, молодые – в том, что побольше.

– Мы – военнослужащие. Так пришлось, что в наводнение были на отдыхе в Сочи, отпуск провели как на иголках. Домой вернулись пятого сентября. Первое чувство от увиденного – шок. Глаза боятся, а руки делают: первым до ума довели домик бабули, – улыбается Марина Панькова.

Все, с кем удалось общаться, в один голос говорят, что такого внимания, как в нынешнюю стихию, к ним не было никогда. Жители села даже стали участниками программы «Пусть говорят» на Первом канале. Говорят, что та поездка стала поводом для местной книги рекордов: слетали в Москву без копейки денег. Но часть сельчан в телевидении разочаровалась. Говорят, что там пытались на слезу надавить: громче плачьте, больше денег дадут…

– А мы как-то плакать не привыкли, тем более прилюдно, – недоуменно разводили руками герои того ток-шоу.

После этой программы, когда о Касаткино узнала страна, в их школе отремонтировали крышу, которая текла целое десятилетие. Модели вертолётов, спешащих на помощь, здесь уже научились различать по звуку. Жертвам стихии протягивали руку помощи спасатели, чиновники, артисты, волонтёры.

Российский миллиардер Михаил Прохоров, прознав про Касаткино, пожертвовал селу модульный медицинский пункт, нафаршированный ультрасовременным оборудованием.

По словам районного главы Эдуарда Мисюка, современную деревенскую клинику сейчас собирают во Владивостоке, скоро привезут в село.

Но никакой олигарх не может прислать в село врача или фельдшера. Когда-то была здесь участковая больница, был свой врач, которого люди называли «доктор-совесть». Доктор умер, больница осталась бесхозной. Сегодня она признана аварийной. Нет в селе и фельдшера. Ближайший медик живёт в селе Журавлёвка за 20 километров полного бездорожья. А с тем селом нет телефонной связи, только китайский роуминг…

– На днях у нас ученица руку сломала, в райцентр на перекладных везли, – говорили в школе.

Власть бодро рапортует о том, что в селе есть девушка с маленьким ребёнком и дипломом медсестры, но без единого дня медицинской практики, и, как только откроют детский сад, она сможет приступить к работе.

Но между медсестрой без практики и «доктором-совестью» целая пропасть, ровно на глубину которой и ухудшится в селе качество медицинской помощи.

Сменилась жизнь, колхоз остался

В тех затонувших далях живым остался самый настоящий колхоз. Как привет из прежней жизни. Три года назад колхоз «Амур» возглавил предприниматель-середняк Виктор Моторин.

– Он вложил в это хозяйство собственные средства, силы и душу, – говорит Сергей Вологдин, министр сельского хозяйства Амурской области.

«Говорят, что та поездка стала поводом для местной книги рекордов: слетали в Москву без копейки денег»
Колхоз «Амур» дождливого лета 2013 года – это 70 человек колхозников, 6000 гектаров пашни и более 1000 голов мясного скота.

– Под водой пропало 5800 гектаров сои, больше ста голов скота потеряли. Ночами не сплю, думки про кредиты и лизинг – отдавать нечем. Помощи реальной тоже пока нет. Что получается: за сотку утраченного урожая в огородах людям выплачивают по три тысячи рублей, а сельхозпроизводителям за гектар загубленного урожая только обещают выплатить по две тысячи, – вздыхает председатель Моторин.

Недавнее рабочее совещание, посвящённое проблемам попавшего под наводнение дальневосточного крестьянства, проводил в Касаткино сам министр сельского хозяйства России Николай Фёдоров. Совещание было бурным. Очевидцы говорят, что народ громко шумел и порой не стеснялся в земных выражениях. Главная проблема в том, что крестьяне до сих пор не получили компенсацию. Довольно-таки эмоционально искали компромисс и консенсус.

– Главная проблема в том, что деньги пришли слишком поздно, только 29 октября они поступили в область. Пока выплачено лишь 264 миллиона, до конца года пострадавшим от стихии товаропроизводителям будет выплачено больше миллиарда рублей, – говорит глава амурского минсельхоза Сергей Вологдин.

…Амур вернулся в прежнее русло, в Приамурье, стуча морозом, приходит зима…

Александр Ярошенко


Рубрика отражает субъективную позицию автора и не является продукцией информационного агентства «Амур.инфо».


Источник новости: http://www.amur.info/column/2013/11/14/


Просмотров новости: 3233