«Простые вопросы»: Алексей Маклаков, актёр театра и кино, народный артист России

Ведущая — Наталья Шлямова:

«Ё-моё» – это русское восклицание обрело вторую жизнь благодаря появлению на киноэкране главного прапорщика страны – прапорщика Шматко. Но сериалом «Солдаты» амплуа актёра не ограничивается, у него ещё немало звёздных ролей. Сегодня в студии актёр театра и кино, народный артист России Алексей Маклаков.

— Здравствуйте!

— Здравствуйте!

— Откуда взялось это восклицание в вашем фильме?

— Дело было на съёмках, палец обжёг. Вместо этого я, конечно, сказал другие слова, но чтобы это не вошло в эфир, произнёс именно слово «ё-моё». Видимо, что и стало определённым сленгом-брендом этой роли.

— Вы поработали в этом образе, наверное, увидели какие-то проблемы, существующие в армии, которые можно было бы изменить, чтобы стало лучше?

— Мне кажется, сериал говорит именно о том, что такой армией хорошо бы открыть двери для молодых ребят, в которой сохранена дружба, есть юмор. Самое главное, что люди, выходящие оттуда через два года, сейчас через год, были настоящими мужиками. Вот о чём этот сериал, такая некая сказка.

— Сериал шёл несколько сезонов, прошло несколько лет, менялись актёры – одни уходили, новые приходили, но прапорщик Шматко оказался незыблемым. Почему?

— Не знаю.

— Вы не звездите?

— Смысл? Это же смешно. Честно, эта популярность первые два года у меня вызывала агрессию. Какое-то нежелание было. Мне казалось, что лезут? Оказывается, это у многих было. А дальше всё зависит от человека, с которым общаешься. Мне везёт, встречаю только улыбки и доброту. Очень приятно. Иногда смотрю на коллег по профессии, «включающих звёзд», мне кажется, это неприятно всем. У меня есть давнишние отношение к этой профессии, которой занимаюсь, я её очень уважаю, мне она очень нравится, но я её не люблю. Я люблю своих дочерей, жену, друзей, люблю поспать, съездить в какую-нибудь хорошую страну, где можно отдохнуть. Что касается профессии, я просто к ней отношусь как к профессии. Я не ищу в ней никаких тайн и загадок, а просто честно выполняю свой труд. Я мальчик уличный, воспитанный и сформированный улицей, потому что у меня папы не было, а была только мама, которая работала библиотекарем. Она мне подарила книгу – некий духовный мир, а улица мне замещала отца. Поверьте мне, улица не формировала во мне артиста, я был ближе к спорту, наверное.

— Многих интересует, как вы проводите праздники? Может быть, за город уезжаете или в деревню?

— Я сплю или играю в PlayStation.

— Да ладно?

— Правда. Футбол, я онлайн сижу часами. Мне это нравится, я отвлекаюсь. Или мои девушки – дочери, они очень хорошие. Семья. А куда ещё? Если друзья позовут, мы едем куда-нибудь. Плюс я же болельщик.

— «Спартак».

— Футбол, конечно. Сейчас мы открыли новую арену, свой стадион, свой дом, который столько лет ждали. Есть люди, которые не дождались, обидно. Я прост в этом плане.

— Вы никогда не пойдёте по этой звёздной дорожке?

— Да ходил я по ней (смеётся). Ну, чего? Красная дорожка, те же люди, которое до дорожки улыбались тебе, здоровались. Наверное, в этом есть некий праздник, элемент. Вообще мне нравится, что фестиваль проходит именно в этом крае. Вы пережили такую трагедию с наводнением.

— Да, в прошлом году.

— Поэтому я считаю, что это большое дело. Такая малая толика реабилитировать людей. Психологически тяжело всё это пережить. Я не переживал, я не знаю, но представляю. То же самое с Украиной, просто не могу. Каждый день смотрю телевизор (тяжело вздыхает).

— Как вы думаете, к чему приведёт эта ситуация?

— На Украине?

— Да. Как её нужно менять? Как вернуть жизнь в нормальное русло?

— Я думаю, что всё равно всё кончается миром. У меня такое ощущение, что Донбасс уйдёт от них. Несправедливо это, не по-честному, где гибнут дети и женщины. Причём гибнут не просто от случайного снаряда… Такое ощущение, что планомерно, знали, куда бить. Вот это для меня самое страшное. Будет мир, это естественно, но детишек-то не вернуть, женщин бедных не вернуть, да и мужиков. Это нечестно. Я русский человек, у нас повышено внутри чувство справедливости, остро реагируем на несправедливость. А здесь несправедливо. Украинцы – это народ, который я безумно люблю. Они же очень добрые. Вот почему для меня это патология – всё то, что произошло. Быть такими агрессивными, безжалостными. Славяне не должны быть такими, как мне кажется. Мы можем быть неистовы в любви и в ненависти, потому что мы русские, у нас нет ограничений. У нас сложный баланс, но более добрых людей не найти в мире. Я очень горжусь, что я русский. Всё, что происходит на Украине, усиливается с каждым днём всё больше и больше.

— Сами люди могут что-то предпринять?

— Я деньги высылал. Сейчас шмотки повезём, собрали. А что мы ещё можем сделать? Жил бы я слишком богато, отдал бы квартиру, чтобы они жили. Это очень сложно – попасть в их шкуру. Как только примеришь на себя – это очень тяжело.

— Вы же играли в Киевском театре?

— Нет, я работал там в антрепризе.

— Вы так открыто высказываете своё мнение, сейчас некоторым актёрам сложно будет после этого где-то выступать, принимать участие в концертах, спектаклях.

— Я же уличный, мне что от этого? Не поеду я на Украину, не выступлю, я от этого не пострадаю. Пострадают, наверное, те, кто хотел меня увидеть. Вы же видите, что все эти ограничения – это некая месть. Многие из украинских звёзд уже начали говорить по-другому.

— Например, Руслана.

— Помните, был замечательный фильм «Брат», когда Балабанов говорит: «В чём сила, брат? – В правде». Мощнее её ничего не придумали. Поэтому я и говорю: всё кончится хорошо, но детишек не вернуть. А так-то…

— У нас в студии был Алексей Маклаков, человек достаточно известный, он не нуждается в представлении. Я думаю, у вас будут новые не менее интересные роли.

— Спасибо огромное.

— До свидания.

 

Источник новости: http://www.amur.info/simple/2014/09/19/3700.html