Глеб Кузнецов, директор фонда «Петропавловск», президент футбольного клуба «Амур-2010», политолог

 

увеличить

Ведущая — Эльвира Оверченко:

Здравствуйте, это «Простые вопросы»! Сегодня у нас в гостях Глеб Кузнецов, директор фонда «Петропавловск», президент футбольного клуба «Амур-2010», политолог, который активно комментирует российские события и печатается.

— Добрый вечер!

— Здравствуйте!

— Глеб Сергеевич, никогда с вами ещё не разговаривали на темы политики, региональной политики и так далее, хотя очень хочется, потому что вы активно печатаетесь. Можно?

— Конечно.

— В одной из ваших последних статей в «Известиях» прочитала, что наводнение обнажило не решаемые годами проблемы Дальнего Востока, который как был чужим для страны, так в принципе и остался. Почему так происходит, и Дальний Восток не становится родным, в частности, для Москвы, и какие проблемы обнажились в связи с наводнением?

— Они не то что обнажились, я писал это для федеральной газеты «Известия», где о проблемах Дальнего Востока никто не знает, не говорит. Мы-то все эти проблемы знаем: недостаточное внимание к экономическим, социальным проблемам, огромное количество людей, занятых на государственной службе, по сравнению с людьми, занятыми на каком-либо производстве, отток населения.

— Это было всегда. На Дальний Восток, честно говоря, никогда не обращали большого внимания за исключением строительства БАМа и других подобных проектов. Почему эти проблемы не решаются годами?

— Страна очень большая, проблем много решать надо. Вполне естественно, что в стране, где всё завязано на федеральном центре – Москве, решается в основном то, на что Москва смотрит каждый день.

— Последние дальневосточные назначения – Трутнев вместо Ишаева, новый министр Галушка. Почему произошла смена, и что ждать от новых фигур?

— Сменили потому, мне кажется, что решили немножко добавить федеральности. За Дальний Восток отвечал в качестве министра местный полпред.

— А разве это плохо, когда местные управляют местными?

— Не очень получилось, попробовали по-другому. Юрий Петрович Трутнев относится не просто к московской и федеральной элите, он относится, как называют, к суперэлите. Это человек лично близкий к президенту Владимиру Владимировичу Путину, лично с ним много общающийся, лично уважаемый президентом. А поскольку в управлении на самом деле самое главное – это личные связи, Виктор Иванович Ишаев ими не обладал, у Юрия Петровича есть возможность решать проблемы Дальнего Востока, не ставя эти проблемы на обсуждение, а непосредственно доставая деньги, выбивая проекты, программы, курируя то самое развитие, которого нам так не хватает.

— Что вы можете сказать о министре Галушка, что это за фигура? Каких шагов и достижений вы от него ждёте?

— Пока, честно говоря, на него надо внимательно посмотреть, потому что он ни дня до сегодняшнего момента не был на госслужбе. С другой стороны, мы сами говорим – как плохо, что не появляются новые лица, новые люди, нет так называемых «социальных лифтов».

— Тут пока ещё ничего непонятно.

— Я думаю, что человек толковый, образованный, не без способностей, посмотрим, что получится.

— Этим летом и в сентябре прошёл небывалый десант чиновников разного уровня, включая президента. Вы сказали, что в результате этого родилась путинская модель развития Дальнего Востока. Что это за модель в вашем понимании?

— Во-первых, личная ответственность управляющих на местах – губернаторов, мэров и так далее.

— Разве раньше этого не было?

— Было очень далеко.

— А здесь – прилетит вдруг Путин, и вы все ответите.

— Думаю, нет, немножко по-другому. Они будут отвечать в режиме онлайн, внимание будет обращаться большое, отвечать придётся ежедневно. Та активность, которую развивает Трутнев, пребывая в бесконечных облётах, в Амурской области за полтора месяца побывал много раз. Не один раз с визитом полпреда, а много раз, что означает совершенно новые требования к управлению на местах – сонная лощина оживает.

— Новая система управления, ещё что?

— Гораздо большая ответственность за деньги. Раньше, когда цена на нефть была значительно выше, бюджет был сильно избыточный, и любые проблемы решались – а давайте мы вам ещё денег дадим, только нас не нервируйте.

— Сейчас сказано, что денег немного, экономьте.

— Да, сейчас денег немного, давайте экономьте. Внимание к экономическим проектам, именно к экономике, прежде всего рост промышленности во внутреннем Дальнем Востоке. Я скажу ещё об одной проблеме, которую бы обозначил как «владивостокоцентризм».

— Что это значит?

— Для Москвы весь Дальний Восток сводится к Владивостоку и окрестностям.

— Даже не Хабаровск – не тот центр, откуда реально управляется, а к Владивостоку.

— В том-то и дело. Во Владивосток приятно летать, там хорошо, там субтропики, на яхте можно покататься, такие Сочи № 2.

— Там много чего понастроили к саммиту, там сейчас быть приятно.

— Именно поэтому там много чего понастроили, и всё время возникает желание построить там что-нибудь ещё и назвать это развитием Дальнего Востока.

— Я спрошу прямо: нам – Амурской области что-то светит, как вы думаете?

— Если удастся преодолеть этот приморский «владивостокоцентризм», то, думаю, Амурская область станет одним из лейтмотивов развития.

— Если удастся – а кто должен преодолевать?

— Кто страдает «владивостокоцентризмом» – федеральное руководство.

— Реально ли ввести для Дальнего Востока новый (льготный) налоговый климат? Реально ли снизить железнодорожные и энерготарифы? Что по этому поводу думает федеральная власть?

— На эту тему она думает напряжённо.

— Но ничего не даёт.

— Есть свои проблемы. Думаю, что проблему с налоговым климатом решить легче, потому что переломить надо только лоббизм министерства финансов, такое тяжёлое наследие Кудрина, который говорил, что вся страна должна жить по единым финансовым правилам. С тарифами ситуация значительно сложнее, потому что как только начинаются разговоры, даже про заморозку тарифов, не говоря уже о снижении, тут же начинается своеобразный шантаж федерального центра социальными проблемами. Допустим, мы заморозим тариф, снизим его, но одновременно уволим 60 тысяч человек.

— Как тяжко жить энергетикам и РЖД. Но если даже президент говорит о том, как это смешно – товар стоит дешевле, чем его перевозка, надо что-то с этим делать. Неужели никаких шагов в этом направлении пока нет?

— Шагов пока нет. Думают.

— Борются.

— Реальные шаги по тарифной политике – это тяжелейшая тема, у которой очень много лоббистов, борющихся за то, чтобы эти тарифы не только не падали, а росли каждый день.

— Политологи и социологи недавно высказались о том, что надо создать реальный рейтинг губернаторов, потому что то, что сейчас есть, не отражает истинной картины вещей. Будете ли вы участвовать в этом процессе как политолог?

— Конечно, я участвую в этих рейтингах, знаком с теми людьми, которые их делают. Я один из экспертов, которого опрашивают.

— Какой сейчас рейтинг вы бы выставили амурскому губернатору Олегу Кожемяко? Тем более в эти дни, по-моему, 20 октября было пять лет, как Олег Николаевич управляет регионом. Какой реальный рейтинг нашего губернатора?

— Не хочу льстить и показаться лизоблюдом, но я считаю, что Олег Николаевич очень хорошо справляется со своей работой, если не сказать блестяще.

— Пять с плюсом?

— Пять с плюсом, шесть!

— Шесть? По 5-балльной системе?

— Да, по 5-балльной системе.

— Ничего себе! Это прям реальный рейтинг?

— Ни один губернатор в Амурской области столько Амурской областью не управлял, ни один губернатор не добивался таких успехов.

— Два последних вопроса будут касаться компании «Петропавловск», с политикой закончили. Цена на золото упала, в двух словах, что происходит? Что с социальными проектами, народом, добычей? Что с экономикой предприятия?

— На добыче наводнение свою роль сыграло, но мы её сохраняем на уровне прошлого года, падения в этом году не будет. Естественно, переживаем очень серьёзные экономические трудности.

— Народ сократили?

— Мы это называем не сокращением, а оптимизацией. С уверенностью могу сказать, что рабочих мест лишились не более 3 % нашего состава.

— Многие говорят о том, что в связи с трудной ситуацией компания может сократить свои проекты, в том числе перестанет финансировать и заниматься футболом. Какие перспективы на будущий сезон? Это так? Футбол будет или нет?

— Футбол пока есть, и ожидаем, что будет. К сожалению, не всё зависит от нас.

— На следующий год тема футбола для вас не закрыта?

— Нет, конечно. Не только не закрыта, мы намерены продолжать стараться. Меня не устраивает, как команда заканчивает осеннюю часть сезона. Если мы увидим, что по всем не футбольным вещам проходим и всё у нас хорошо там, где от нас ничего не зависит, приложим все усилия для того чтобы команда играла лучше, потому что это зависит от нас напрямую.

— Спасибо большое за разговор. Мы сегодня говорили с политологом, директором фонда «Петропавловск» и президентом футбольного клуба «Амур-2010» Глебом Кузнецовым. Это были «Простые вопросы», всего хорошего!

Источник новости: http://www.amur.info/simple/2013/10/24/3305.html