«Простые вопросы»: Александр Михайлов, актёр театра и кино, кинорежиссёр, народный артист России

Ведущая — Наталья Шлямова:

— Здравствуйте!

— Здравствуйте.

— Фильмом «Любовь и голуби» вы очаровали несколько поколений жителей нашей страны и, думаю, что всё ещё впереди, потому что этот фильм можно смотреть бесконечно и открывать в нём новые краски. Не могу не спросить, как удалось сыграть Василия Кузякина так душевно и просто?

— Во-первых, я сам родился в деревне, поэтому мне и играть там ничего было не надо, был в своей стихии. И голуби у меня свои были разных пород. Друг у друга перегоняли, отвоёвывали голубей, выясняли, кто хозяин. В общем, эта история была мне знакома. Во-вторых, у нас собралась очень хорошая команда. И самое главное – был очень хороший сценарий. Как сказал в своё время Жан Габен, а до него великий Хичкок, если есть сценарий, нужно быть бездарным человеком, чтобы его испортить.

— Сценарий был действительно вкусный.

— Сценарий был очень хороший. Володя Гуркин написал про своих родителей, близких друзей, поэтому сценарий получился замечательный. Был спектакль, в Омске, премьеру играл мой однокурсник Юра Кузнецов – Василия Кузякина. Мы с ним заканчивали во Владивостоке театральный институт. Я Василия Кузякина сыграл в кино. Потом спектакль ставили в «Современнике», с этого всё и началось. Так что тридцать лет можно не сниматься в картинах, сняться в одном фильме.

— Действительно.

— И этого достаточно.

— Ваша партнёрша по фильму – Людмила Марковна Гурченко, которая была на нашем фестивале и которую каждый год здесь вспоминают (в этом году есть фильм в кинопрограмме «Людмила Гурченко. Портрет незнакомки». Как вы снимались с Людмилой Марковной, какой она была партнёршей?

— Потрясающей! Потрясающей. Когда мне говорили, что Людмила Марковна вспыльчивая и может послать очень далеко, я понимаю, откуда это всё. При мне подходили люди, хватали, лапали, этакое панибратство, привет, Люся. Конечно, она посылала, сразу поворачивалась и могла очень резко ответить. А если к ней уважительно, и она очень чувствует человека – это совершенно потрясающе, такие удивительные вещи она создавала, атмосферу. Я часто бывал у неё на дне рождения, это человек-праздник, человек-оркестр.

— Мы это видели.

— Всегда с потрясающим тонким чувством юмора, всё подмечающая. Это удивительно, конечно. Я, работая с ней, получал огромное наслаждение. Мы с ней снимались в двух картинах и даже готовили спектакль, но не получилось. Хотя один мюзикл вместе с Люсей мы сделали. Поэтому жалко, что она ушла, это был замечательный, талантливый человек.

— Светлая память.

— Светлая.

— Как снимался эпизод, что вы падаете в море? Как это происходило: изба, море?

— Да, море. Если присмотреться, там дверь немножко колышется, потому что на кране был подвешен трос, на котором пандус. Съёмки проходили в Батуми. Метров сто – и выход к морю. Туда заезжал сверху кран, а внизу мы снимались. Съёмки были в ноябре, насколько помню, на пляжах никого не было, а среди плавающих были наши свободные осветители, шоферы, которые создавали иллюзию, что очень много народу и все на пляже. Съёмки были действительно экстремальными, и мы хулиганили. Всё было продумано, но очень много импровизировали, поэтому фильм казался вечным, потому много было привнесено живого, сиюминутного, сиюмоментного, и сам Володя иногда удивляется, как это могли так снимать.

— Вы совсем недавно вернулись из Севастополя, где проходил фестиваль гитарной песни. Что вы думаете о присоединении Крыма к России?

— Считаю это нормальным явлением.

— Историческая справедливость?

— Историческая справедливость, потому что 230 лет назад Екатерина Вторая подписала указ о присоединении Крыма к Российской империи, а 23 года назад Крым оказался под колпаком Украины. Судя по тем постройкам, по тому хаосу, который сегодня есть в Крым…

— Вы это видели?

— Всё это я вижу. Всё равно считали, что это не очень справедливо, неверно. Внутренне всё равно считали российской территорией. Политические какие-то игры, а это русская территория, там кровь наших прапредков, в том числе адмирала Нахимова, Ушаков сражался. Исторически это русская земля, Сапун-гора, сражения…

— Это событие дало старт гонке санкций, вооружённых конфликтов. Чем это закончится, как вы думаете? Что нужно сделать?

— Если бы Россия не присоединила Крым, то туда бы вошли американцы. Американцы уже готовили флот, был план, вместо российских кораблей были бы американские корабли. Поэтому это не спорный для меня вопрос. В отличие от некоторых моих коллег я не спорю по этому поводу, потому что Севастополем занимался 18 лет, был даже в офицерском составе Черноморского флота. Знал всю подноготную, всю историю знаю, поэтому там всё так, как должно было произойти. Просто думал, что будет чуть позже, но так случилось, что произошло через 23 года.

— Вы провели замечательный творческий вечер, от которого все, кто присутствовал, в восторге.

— Вчера?

— Да. Вы обронили такую мысль, что хотите дожить до 88 лет.

— Да, без маразма.

— Эта цифра случайна?

— Я сказал, что до 88 без маразма, а там как бог даст. Может быть, и до 90.

— Почему?

— 88 – знак бесконечности, очень люблю.

— Кстати, китайский символ.

— Да.

— Что вы собираетесь делать до этого времени? Может быть, «Любовь и голуби–2,3»?

— Нет-нет, никаких 2–3. Дублей не может быть. Буду работать, выпускать студентов. Может быть, сам найду хороший материал и не просто «пустышку», а когда по моей левой руке пойдут мурашки от него, возможно, соглашусь. Я уже снимал один фильм в своё время – «Только не уходи» и не исключено ещё раз. Энергии пока много, возраст не чувствую. Мне 70 лет, а ощущаю себя на 62-63.

— Вы находитесь здесь далеко от столицы, что-то зацепило?

— Зацепило?

— В Амурской области.

— Здесь?

— Да.

— Во-первых, я был у первоистоков этого фестиваля. Сразу начал с Харбина. Там кости моих предков из Забайкалья, из белой гвардии очень много ушло казаков. Мой дед не ушёл, потому что был раненый. Остался умирать в посёлке, где родился. В целом я очень рад, что туда попал. В своё время пел песню «Родник» иеромонаха Романа и русские народные песни в храме Пресвятой Богородицы, действующем сегодня в Харбине. Правда, там настоятель китаец, может быть, когда-то будет и русский. Мы начали с восстановления плит наших предков. На сегодняшний день там всё более-менее восстановлено благодаря вот этому фестивалю. Так что я был у истоков. Сейчас не так часто приезжаю, но я организовал в Забайкалье свой фестиваль, президентом которого являюсь пятый год. Буквально сегодня еду на фестиваль во Владивосток, один из руководителей которого мой однокурсник Фима Звеняцкий, художественный руководитель Приморского краевого академического театра имени Горького. Он меня приглашает каждый год, в этом году я поеду.

— Спасибо большое за те простые образы, которые вы создаёте, сохраняете.

— Спасибо, девочка моя, спасибо, красавица.

— Я желаю вам удачи и здоровья, 88 лет – это не предел, живите долго.

— Давайте, мы договоримся. Я вернусь, не волнуйтесь.

— Спасибо.

— Ещё надоем вам (смеётся).

Источник новости: http://www.amur.info/simple/2014/09/24/3703.html