Экономика санкционного периода: грозит ли нам мобилизационная модель экономики. 22.08.2014 00:00

Чего ждать от санкций ЕС и США против РоссииСанкции — это, конечно, не смертельно, но в случае их полноценного введения, имеются в виду секторальные санкции против целых отраслей экономики, они значительно ухудшат экономическую ситуацию и потребуют введения в действие совсем другой модели развития. По мнению Федора Лукьянова, главы Совета по внешней и оборонной политике, ее пока не существует, не разработаны механизмы на случай серьезной блокады со стороны Запада.
Несмотря на специфику развития российской экономики, которая никогда так глубоко не погружалась в современную глобальную среду, как, например, Китай, России очень тесно связана с мировыми рынками и особенно с Европой. Так что отмахиваться от санкций, как от чего-то малозначащего, не стоит.

Можно сказать, что ситуация беспрецедентна: Россия в подобном положении точно не была, а место Советского Союза в международной системе было все-таки другим.

Иными словами – оснований для паники нет, но рассчитывать надо на серьезное политико-экономическое и информационное противостояние, с которым Россия после 1991 года не сталкивалась. В такой ситуации очень много зависит от слаженности и эффективности работы государственной машины принятия и исполнения решений, от того, насколько точно руководство понимает масштаб и глубину проблем.

САМЫЕ ЧУВСТВИТЕЛЬНЫЕ САНКЦИИ – В ФИНАНСОВОЙ СФЕРЕ

Под санкции подпадают оборонная промышленность (включая производство продукции двойного назначения), нефтяная промышленность, госбанки. Газовая промышленность выведена из-под санкций. США, которые настаивали на жестком варианте, четко дали понять, что энергобезопасность Европы ни в коем случае не должна пострадать. «Газпрому» и его акционерам, скорее всего, ничто не угрожает. Но при этом может пострадать «Новатэк», поскольку производители сжиженного газа не выводятся из-под действия санкций.

30 июля власти США ввели санкции в отношении трех российских госбанков – ВТБ, Банка Москвы и Россельхозбанка. В частности, Минфин США запретил американским гражданам и компаниям осуществлять операции с новыми долговыми обязательствами этих кредитных учреждений. 31 июля ЕС ввел секторальные санкции против Сбербанка, ВТБ, Газпромбанка, Россельхозбанка и Внешэкономбанка.

Госбанки не смогут привлекать новые кредиты и размещать облигации на срок более 90 дней в странах ЕС и в США. Пожалуй, именно это решение будет иметь самое серьезное последствие, поскольку затруднит рефинансирование долга и приведет к росту ставок для них. При этом действующим выпускам ничто не угрожает: возможная паника по поводу их досрочного погашения или ограничения операций с ними не обоснована – торговля этими инструментами не запрещена. Гособлигации (но не бумаги государственного Внешэкономбанка) тоже вне действия санкций.

Частные клиенты госбанков (которые не подпадают под персональные санкции) не пострадают, их счета и карточки не заблокируют.

Банк России готов поддержать банки, которые могут пострадать от санкций. Это может быть предоставление дополнительной ликвидности, субсидирование ставок и так далее. При необходимости резервов ЦБ хватит на замещение займов, которые нельзя или трудно будет рефинансировать за рубежом. Банк ВТБ уже заявил о том, что выполнит все обязательства и сумеет привлечь необходимые ресурсы, если это потребуется.

ЦЕНА САНКЦИЙ

За 3 года Россия потеряет не менее 200 млрд. долларов из-за экономических санкций, введенных США и ЕС в связи с ситуацией на Украине, считает бывший министр финансов РФ Алексей Кудрин.

Инвестиционный банк Bank of America Merrill Lynch оценил возможные последствия для России от введенных Западом санкций гораздо выше: российские нефтяные месторождения могут лишиться $500 млрд. прямых инвестиций, экономика РФ – мультипликативного эффекта в $300 млрд., а бюджет России потеряет $27-65 млрд. Такой вывод сделан в докладе банка, где аналитики Bank of America Merrill Lynch рассмотрели возможный эффект санкций.

Давление санкций, введенных в отношении госбанков, ощутят на себе не только кредитные организации, но и все граждане страны. Доллар к концу года подорожает, по мнению аналитиков, до 38 рублей.

«Война санкций» привела к дефициту долларов в российских банках

Российские банки почувствовали на себе долларовый голод. За рубежом американскую валюту занять невозможно, а в нашей стране её придерживают в ожидании худших времен.

«Банкам не хватает долларов», — рассказал «Ведомостям» начальник казначейства Металлинвестбанка Селим Агарзаев.

Удивляться этому не стоит, считают финансисты. Наложенные Западом санкции привели к тому, что возросли риски наших предприятий, на этом фоне западные компании стали требовать предоплату. Банкам стало сложно занимать доллары на Западе. «Валюту у западных банков взять сложно: часть из них просто заморозили межбанковское кредитование для российских банков, часть — сократили лимиты», — рассказывает представитель «Сбербанк CIB» Денис Козуб.

Усугубили ситуацию и сами банки из России. По мнению экспертов, они начали наращивать валютную подушку безопасности из-за увеличившихся сроков платежей в долларах и евро, таким образом, на рынке появилась спекуляция валютой: с одной стороны, повышен спрос, с другой — замедление расчетов валютными платежами.

В европейских банках рассказывают, что работа с российскими кредитными учреждениями была переведена на «ручной режим». «Чтобы одобрить какую-либо операцию, нужно вынести вопрос на глобальный комитет. Проходит тщательная проверка», — рассказал специалист иностранного банка.

В российских банках рассказали, что уже сталкивались со случаями, когда были технические неисполнения сделок в долларах с банками, подпавшими под санкции.

Эта сложная ситуация может выправиться при условии, что пройдет пара внешних сделок по привлечению финансирования крупными компаниями, или откроется рынок межбанковского кредитования, предполагают эксперты.

Из-за санкций граждане понесли деньги в иностранные банки

В июле произошел заметный приток частных вкладов в российские «дочки» иностранных банков. В относительном выражении он превысил прирост и по системе в целом, и по госбанкам в частности. Эксперты считают, что так граждане отреагировали на санкции в отношении госбанков.

В июле совокупный объем вкладов в российских банках вырос на 1,4%. При этом «дочки» зарубежных банков показали прирост выше рынка.

Самые высокие темпы оказались у Ситибанка (+4,5%), Нордеа Банка (+8,8%) и ОТП Банка (+3,4%). При этом ни один из указанных банков не повышал в июле ставки по депозитам. Как отмечает директор департамента розничных продаж сегментов и маркетинга ЮниКредит Банка Светлана Пирожкова, еженедельный приток в срочные вклады в июне-июле этого года более чем в два раза выше, чем за соответствующий период 2013 года.

Госбанки также ощутили, приток вкладов в июле, но он был на уровне рынка или даже ниже.

Официально представители «дочек» зарубежных банков объясняют приток интересными условиями депозитов и не связывают его с санкциями. В частности, так ответили представители Райффайзенбанка, ЮниКредит Банка, ОТП Банка.

Однако в неофициальном разговоре с РБК сотрудники некоторых из указанных банков отметили, что высокие показатели прироста могут быть связаны с введением санкций в отношении госбанков и обострением украинского кризиса. «Мы не делали ничего экстраординарного, например, не было специальной рекламной кампании, повышения ставок. Геополитическая ситуация в России не самая простая, наверное, она накладывает отпечаток и на банковский сектор. Вкладчики считают, что санкции Запада в отношении российских банков гораздо более вероятны, чем российские санкции против западных», – говорит один из топ-менеджеров.

По словам сотрудника другой «дочки» крупного зарубежного банка, в иностранные банки могли перевести средства граждане, у которых бизнес в России, но при этом он завязан на внешнеэкономических связях. «Угроза ужесточения санкций против госбанков могла их заставить подстраховаться и переложить деньги в зарубежные «дочки», – отмечает он.

Замгендиректора Интерфакс-ЦЭА Алексей Буздалин не исключает, что на рынке может наметиться тенденция перетока вкладов: «Некоторые вкладчики госбанков для того, чтобы диверсифицировать риски, переводят свои депозиты в альтернативные банки, каковыми и являются «дочки» иностранных банков». В целом в банковской системе сейчас нарастают риски и происходит переток вкладов из небольших банков в более крупные и надежные – иностранные как раз такие, считает эксперт.

Банки готовятся к повышению ставок по кредитам бизнесу и населению

Уже осенью российские банки могут повысить стоимость кредитов бизнесу и населению. Ставки могут подняться на 0,5—2 процентных пункта, прогнозируют эксперты. Больнее всего это ударит по компаниям малого и среднего бизнеса.

Банк России с начала года трижды повышал ключевую ставку: в марте — с 5,5 до 7%, в апреле — до 7,5%, в последний раз — 25 июля — до 8%. Вслед за регулятором повышать ставки будут и банки. Об этом предупреждают аналитики и банки. «Учитывая, что увеличивается стоимость фондирования, естественно, что банки будут поднимать ставки и по кредитам», — полагает аналитик «ВТБ Капитала» Светлана Асланова. «Основание для повышения кредитных ставок есть — увеличилась стоимость фондирования. Связано это как с введением санкций в отношении крупнейших госбанков, так и с тем, что ЦБ уже три раза в этом году повышал ключевую ставку. Помимо этого есть тенденция к увеличению ставок по вкладам.

В конце июля США и Евросоюз в связи с украинским кризисом ввели санкции, напрямую затрагивающие российский финансовый сектор. Санкции запрещают европейским компаниям и гражданам покупать или продавать акции, облигации и подобные финансовые инструменты пяти российских госбанков — Сбербанка, Россельхозбанка, ВТБ, Газпромбанка, ВЭБа. А с начала августа крупные банки стали повышать процентные ставки по вкладам. Одним из первых о возможном повышении ставок по кредитам заявил Сбербанк, объяснив это ростом стоимости денег на рынке. В среднем по рынку ставки по розничным кредитам в перспективе одного-двух месяцев могут вырасти на 0,5—1 п.п.

Ставки по корпоративным кредитам также могут увеличиться.

«С нового года ставки по рублевым кредитам уже значительно выросли: для крупного бизнеса — с 8 до 12%, для малого — с 16 до 20% годовых. Пострадают отрасли с длинным циклом инвестирования — металлургия, машиностроение, строительство. Покупку квартир, машин и технологий, в отличие от продуктов питания, всегда можно отложить», — отметил вице-президент «ОПОРА России» Александр Калинин.

Он также отмечает, что малый бизнес очень сильно зависит от крупного, а при таких ставках крупные компании могут отказаться от многих инвестиционных проектов, которые поддерживают на плаву малый бизнес. «Повышение ставок по кредитам прежде всего негативно скажется на отраслях с большой степенью риска, таких как строительство, машиностроение, управление активами, на сфере высоких технологий из-за возможных будущих санкций против них в части экспорта. Без государственной помощи и госгарантий эти отрасли пострадают сильнее», — комментирует сопредседатель общероссийской общественной организации «Деловая Россия» Антон Данилов-Данильян.

Санкции ЕС и США привели к росту стоимости кредитов для промышленных предприятий в среднем на 2%, заявил замглавы Минпромторга Юрий Слюсарь на выставке «Оборонэкспо-2014». Санкции, которые страны Запада ввели против российских банков, осложнили ситуацию с кредитами для промышленных компаний. Ставки выросли в среднем на 2%, что поменяло бизнес-модели новых проектов, которые запускаются, и тех, которые уже реализуются.

Продовольственное эмбарго разгонит инфляцию в РФ до 9% в 2014 году

Эмбарго на ввоз продуктов из Европы, США, Канады и Австралии приведет к ускорению инфляции в этом году до 8-9%, подсчитали экономисты.

Центр развития Высшей школы экономики в своем обзоре «Комментарий о государстве и бизнесе» оценил влияние эмбарго на инфляцию в 1,1 п.п. Инфляция по итогам года составит 7,7–8%.

Три месяца назад, до ужесточения санкций против России и введения эмбарго, ЦБ прогнозировал инфляцию на уровне 6%, а в конце 2013 года – на уровне 5%. «Инфляционная» цена кризиса на Украине составляет примерно 3 п.п.

Санкции могут нанести серьезный удар по международным резервам России

Если высокие темпы оттока капитала сохранятся, России придется тратить значительную часть международных резервов на поддержание курса национальной валюты. С ускорением оттока капитала поддержка рубля будет обходиться российскому ЦБ все дороже.

По прогнозу международного агентства Fitch международные резервы России сократятся в этом году с $472,5 млрд. (данные на 25 июля) до $450 млрд., в следующем — до $400 млрд.

В 2008-2009 гг., когда цены на нефть спикировали вниз, международные резервы России сократились на $215 млрд. всего за полгода. Любой дополнительный внешний шок в сочетании с санкциями способен нанести сокрушительный удар по резервам, предупреждают аналитики.

Почему банки Азии не спасут россиян от санкций

После введения ЕС и США ограничений в отношении российского финансового сектора многие заговорили о том, что Россия может найти услугам европейцев и американцев замену на азиатских рынках капитала. О заинтересованности в российских клиентах заявляют и многие азиатские банкиры, особенно китайские. Однако пока о значительном росте числа счетов российских клиентов в азиатских банках, объемов размещаемых в Азии финансовых активов и тем более объемов заимствований говорить не приходится. И большинство российских компаний и частных инвесторов пока не смогут убежать из западных банков в банки Китая, Юго-Восточной Азии (Гонконг, Сингапур) и ОАЭ (Дубай), не смогут получать там те же услуги и в тех же объемах, что получали до сих пор на рынках ЕС.

Точных данных о том, как много российских клиентов азиатские банки уже обслуживают, нет. Но в любом случае речь идет о небольших масштабах операций, касающихся в основном торговли с российским Дальним Востоком, поставок азиатских потребительских товаров в РФ и международных морских перевозок, и совсем в незначительной мере — private banking. Крупные азиатские банки не рассматривают Россию как отдельное региональное направление бизнеса.

Кроме того, необходимо учитывать, что и в Гонконге, и в Сингапуре большинство банков — дочерние компании финансовых институтов стран ОЭСР (США, ЕС, Канады, Японии, Австралии, Швейцарии). А значит, тем инвесторам и компаниям, которые опасаются западных санкций, такие банки не подходят для открытия расчетных счетов или услуг private banking.

Ситуация с доступом к рынкам капитала выглядит не лучше: даже поверхностный взгляд на рынок азиатских облигаций показывает, что он не заменит россиянам рынка Западной Европы. На этом рынке вообще относительно невелико число иностранных (находящихся за пределами региона) заемщиков. В том числе поэтому в Китае, Гонконге, Сингапуре и тем более в других странах Азии еще никто не занимался специально оценкой российских рисков и не станет рассматривать российские компании в плане их сравнения по кредитоспособности с традиционными для региона заемщиками.

О том, легко ли будет российским компаниям занимать деньги на рынке облигаций Гонконга, Сингапура и других стран Юго-Восточной Азии, можно судить по реакции инвесторов в облигации «Газпрома» на события в Европе. За неделю после введения санкций США доходность этих бондов, номинированных в юанях, подскочила с 4,5 до 7,1%. Поэтому похоже, что в Китае не просто будет найти замену рынку капитала стран ЕС, не переплачивая 2—3% по сравнению с прежними ставками, сложившимися до санкций.

В случае негативного сценария - мобилизационная модель

Председатель правления Института современного развития (ИНСОР), вице-президент РСПП Игорь Юргенс полагает, что в случае реализации негативного сценария развития ситуации вокруг Украины и, соответственно, дальнейшего ужесточения санкций в отношении России будет неизбежным переход к мобилизационной модели развития по советскому образцу. Это означает, что ряд секторов российской экономики будет исключен из рыночной парадигмы развития. Будут создаваться крупные национальные холдинги под контролем государства (финансовые, сельскохозяйственные и прочие). Неизбежно встанет вопрос о национализации отдельных предприятий или целых отраслей.

В итоге дефицит, железный занавес, потому что иначе люди не будут работать при снижении зарплат, которое тоже неизбежно, потому что в бюджет будет поступать все меньше и меньше, на оборону нужно тратить все больше и больше. Мы проходили это в Советском Союзе: данная модель придет к своему логическому завершению.

Если исходить из того, что экономический потенциал США и Европейского союза – это 55% мирового валового продукта, а у России только 2%, то мы оказываемся в крайне неблагоприятном положении, особенно, в долгосрочном периоде. При этом военный потенциал стран НАТО приблизительно раз в 20 больше военного потенциала Российской Федерации по обычным вооружениям. В этих условиях единственно возможное рациональное решение – это переговоры и снижение градуса конфликтности во всех сферах экономики и политики.

Юрий МОСКАЛЕНКО, кандидат экономических наук

Источник новости: http://www.amur.info/analytics/2014/08/22/


Просмотров новости: 1521