Банкротство «Буреягэсстрой»: Тяжело осознавать, что компания пришла к финальному этапу. 09.12.2016 15:45

Одно из крупнейших предприятий Амурской области – акционерное общество «Буреягэсстрой» – признано банкротом. В ближайшее время без работы останутся почти тысяча человек. О том, как будет проходить процедура банкротства, чем это грозит работникам и какие перспективы у предприятия? Амур.инфо публикует эксклюзивное интервью с директором по развитию ОАО «Буреягэсстрой» Анатолием Стремцовым.

– «Буреягэсстрой» объявили банкротом. Что это значит для вашей компании и для нашего региона?

– 7 декабря Арбитражный суд Амурской области признал «Буреягэсстрой» банкротом. Начата процедура конкурсного производства. Это говорит о том, что компания должна быть продана, а долги перед кредиторами должны быть погашены. Основным кредитором нашей компании является «Альфа-банк». Наша головная компания – группа «Е4» – в своё время взяла многомиллиардный кредит, а мы – согласно решению совета директоров, хоть генеральный директор и был против, – выступали поручителем по этому кредиту. «Е4» не смогло платить по своим долгам, соответственно, мы, как компания-поручитель, грубо говоря, должны нести ответственность перед банком. Вследствие чего у нас были арестованы счета. В течение 2015 и 2016 годов мы пытались выкарабкаться. Геннадий Николаевич Кузнецов, будучи генеральным директором, прилагал неимоверные усилия для того, чтобы выбраться из этой ситуации, хотя многие говорили о том, что компания не доживёт даже до середины 2015 года. Его стараниями мы продержались на плаву почти два года.

– Что означает закрытие счетов, арест движимого и недвижимого имущества для большой строительной компании?

– Мы не могли брать кредиты, которые могли бы пустить в основное производство. Мы не могли брать обеспечительные гарантии под участие в больших торгах. Фактически нам запретили участвовать в торгах на производство работ. Представляете, если у вас нет своих оборотных средств, а вам необходимо провести работу? Ведь необходимо закупить оборудование, материалы, заплатить людям заработную плату. Они месяц отработают, потом заказчик рассчитается, и только после этого деньги можно снова пустить в оборот. Нужны заёмные или привлечённые средства. А в данной ситуации, когда на счета предприятия наложен арест, сделать это практически невозможно. Эта ситуация всё время усугублялась, до тех пор пока в августе не была назначена процедура наблюдения, она продлилась четыре месяца, а 5 числа состоялось собрание кредиторов, на котором было принято решение признать компанию банкротом. Суд вынес постановление 7-м числом.

– Что будет дальше?

– Ситуация может сложиться по-разному. Можно только предполагать. Банкротство не означает приостановление видов деятельности сразу – мы не перестали работать. Многие компании после процедуры банкротства продавались «с молотка» целиком и под эгидой, флагом других компаний, собственников были вливания и эти компании продолжали строительство, работая довольно успешно. Если этого не произойдёт по каким-либо причинам, компанию могут продать по частям. Если никто её не купит целиком. Это значит, что будет продаваться имущество, оборудование. Первым делом, согласно процедуре банкротства, конкурсный управляющий в течение месяца обязан уведомить персонал о предстоящем сокращении. Будет издан приказ о сокращении, на основании этого приказа сотрудникам будут выданы уведомления о сокращении. Сотрудник работает три месяца, после чего увольняется и встаёт на учёт в центре занятости населения. Кто-то не захочет проходить процедуру сокращения. В этом случае работник может уйти раньше.

– Сколько сейчас человек работают в компании?

– На сегодняшний день работают более 800 человек, из них около 400 человек, как мы говорим, срочные. Это контракты срочного характера, которые заключены до конца 2016 года. Там есть как иностранные работники, так и граждане России. Они уйдут. Останется более 400 человек. Из них сейчас будут уведомлены практически все, но даже до того момента, как компания будет продана, или имущество компании будет продано, оно должно охраняться, быть на балансе, должна осуществляться сохранность имущества. И эта забота возложена на конкурсного управляющего. Соответственно, даже если он уволит всех, всё равно часть сотрудников придётся принять на работу – пусть даже по срочному трудовому договору. Поэтому пока рано говорить о том, как будут развиваться события. Но мы говорим о том, что порядка 120 человек останутся работать. Тем не менее, примерно 280 человек встанут на учёт в центре занятости.

– Какие сейчас действующие контракты и ведутся ли в настоящее время какие-либо работы?

– На сегодняшний день у нас существует контракт – то есть мы ведём работы – по космодрому Восточный, есть контракты по Железногорску и по Красноярску, Богучанский алюминиевый завод, там частично есть контракт, по которому мы работаем. В настоящее время конкурсным управляющим не принято решение, как он говорит: «Мы просмотрим экономическую составляющую данных контрактов, и по результатам примем решение – будем ли мы прекращать работу по этим контрактам, либо будем их заканчивать». Рано прогнозировать, как будут развиваться события в компании. Поэтому сейчас люди поработают, сделают оценку, после чего примут решение. Но на сегодняшний день установка такая: работаем, как работали.

– Что будет с берегоукреплением Амура?

– Мы его не расторгли, но работы по нему приостановлены в виду отсутствия денежных средств в бюджете.

– Федеральный бюджет должен компании?

– Да, есть долг по набережной за выполненные объёмы работ.

– Выплата этих средств каким-либо образом может повлиять на процедуру банкротства?

– Нет, эта сумма не столь значительная по сравнению с тем, что мы должны «Альфа-банку», как поручители. Если бы с нас было снято поручительство, тогда мы могли бы, с учётом полученных средств, ещё работать и работать.

– Сколько налогов предприятие отчисляло в бюджет Амурской области?

– Возьмём филиал СУ ПГС – порядка 700 человек, плюс управление транспорта и механизации – порядка 180 человек, плюс управление строительной механизации – тоже около 200 человек. Грубо говоря, именно в Амурской области работали более 1 500 человек. Значит, 1 500 человек умножаем на размер средней заработной платы – 34 000 рублей, получается 51 миллион. Только здесь, по области. Минус 68 процентов – это примерно 16 миллионов. Ежемесячно. Это только НДФЛ и социальный налог. А ещё НДС, налог на прибыль… В 2015–2016 годах мы нерегулярно платили налоги в виду то закрытия счетов, то ещё каких-то проблем. За последнее время фактически только НДФЛ уплачен. Это всё привело к тому, что ситуация постепенно ухудшалась.

– Вы одни были поручителями?

– Нет. Мы последние, в отношении кого начинают вести процедуру банкротства. Остальные компании – банкроты.

– Какой долг остался у «Буреягэсстрой»?

– Общий долг составляет чуть более восьми миллиардов рублей. Общий долг «Группа Е4» распределён на все компании. У нас компания была самая большая из всей группы, соответственно, максимальный долг распределили на нашу компанию. Имущества нашей компании не хватит для того, чтобы погасить весь этот долг. Имущества для того, чтобы выплатить заработную плату всем сотрудникам – по увольнению, сокращению – будет достаточно. Сформируется некая конкурсная масса, сейчас невозможно сказать, сколько она составит. Есть объём имущества, есть его балансовая стоимость, но это не означает, что имущество будет продано именно за эту стоимость.

– Какие настроения в коллективе?

– В компании было более 4 000 сотрудников. С 2015 года мы начали постепенно снижать, сегодня, как я уже говорил, в компании около 800 сотрудников. Остались те, кто говорил: «Я буду с компанией до конца». И когда людям сказали, что им будет предложено уйти по сокращению, некоторые сказали, что уйдут только после того, как сделают всю свою работу. Конечно, это тяжело осознавать… Компания – это наше детище. Многие работали ещё со времён «Зеягэсстроя». Сам «Буреягэсстрой» на сегодняшний день просуществовал 16 лет. Очень тяжело осознавать, что такая большая компания пришла к такому финальному этапу.

– Сейчас есть задолженность?

– Да. Мы выплатили заработную плату по сентябрь. За октябрь выплатили только аванс.

– Сколько было заявлений в трудинспекцию?

– Не более 30.

– Сколько лет вы проработали?

– 16 лет. Я когда-то устроился в компанию, а сейчас моя дочь работает в компании. Здесь фактически прошла вся моя жизнь.

Паники не будет. Те, кто остались, практически все готовы. Два года мы планомерно шли, боролись, старались выкрутиться. Начинают пинать со всех сторон – не только кредиторы. Первыми начинают кредиторы, а потом подключаются налоговики, трудовая инспекция. Зарплату вовремя не заплатили – всё, счета заблокированы. А людям же не объяснишь! Да мы и не должны им объяснять, мы должны своевременно выплачивать зарплату. Люди обращаются в трудовую инспекцию, и я их понимаю – мне же тоже два месяца не платят зарплату.

Источник новости: http://www.amur.info/news/2016/12/09/118948


Просмотров новости: 4201