Не наша земля, или Богатое население – безопасность для государства

Почему программа о стратегии экономической безопасности важна для Дальнего Востока — читайте в нашем материале

Не надо зазывать россиян ехать на Дальний Восток. Если они увидят, как богато здесь живут местные, — сами приедут, считает кандидат экономических наук Максим Кривелевич.

Президент РФ подписал Указ о Стратегии экономической безопасности на период до 2030 года, которая предусматривает, в том числе приоритетное развитие экономического потенциала Дальнего Востока. Комментируя эту новость в одном из интервью, Максим Евсеевич отметил, что сам факт наличия Стратегии для самих дальневосточных регионов очень важен — это наша инвестпривлекательность. Но осуществление этой программы малореально.

Гонка отчётов

— Итак, почему же малореально?

— Сначала скажу, почему эта программа важна. Инвесторы, прежде всего иностранные, опасаются нестабильности нашей экономической и политико-стратегической ситуации: смена приоритетов, и вообще какие-то резкие повороты. Поэтому любая долгосрочная программа, пусть даже невыполнимая в полном объёме, всё равно является неким якорем, стабилизатором, вселяющим уверенность. А уверенность снижает риски ведения бизнеса, а чем ниже риски, тем больше инвестиций можно привлечь.

В то же время, с одной стороны, мы наблюдаем масштабное снижение нефтяных цен, с другой стороны, увеличение доли добавленной стоимости, которая производится не трудом, а интеллектом. А в этих условиях российская экономика оказалась неподготовленной к современным вызовам. Конечно, мы можем создать хорошую программу. Но наши бюджетные доходы привязаны к ценам на нефть – никуда не денешься. И наша нынешняя нестабильность не позволяет надеяться на исполнение программ, которые пишутся исходя из достаточности бюджетных денег. Проблема не в том, что у нас сейчас какие-то временные сложности и денег именно сейчас не хватает. Беда в том, что ситуация меняется стратегически, долгосрочно. И в этих условиях ожидать исполнимости бюджетных программ было бы чрезмерным оптимизмом.

Есть и ещё один фактор – существенный недостаток вертикали власти: подчинённые очень боятся докладывать «наверх» плохие новости. То есть сосредоточение массы полномочий в одних руках отдельных чиновников во многом облегчает процессы, в том числе с инвесторами – им понятно, с кем договариваться. Но обратная связь нарушается катастрофически – вот эта передачи «наверх» только хороших новостей. А это не может не сказаться на программных документах — базовый экономический прогноз в основе этих документов грешит чрезмерным оптимизмом.

— То есть, глядя правде в глаза, мы будем реальнее смотреть на эти программы?

— Теоретически да, на практике – нет, потому что в условиях вертикали власти те, кто любит говорить горькую правду, подставляет своего прямого начальника — на самом верху горькую правду не любят. Уж такова вертикаль власти: хотите бюджетных денег, даже какого-то федерального внимания – вы должны дать высшим чиновникам то, что они хотят. Вот и существует внутри вертикали власти своё соревнование, кто лучше отчитается, кто больше донесёт хороших новостей. Причём цель даже может быть благородной — стратегический интерес, желание протащить в свой город, край больше федеральных проектов из чувства патриотизма.

— В приоритетном направлении Стратегии говорится и о развитии БАМа – а так ли он нужен государству, если магистраль практически заглохла?

— Это, конечно, вопрос за рамками дальневосточной политики. Сейчас магистраль у нас работает только в одну сторону – с запада на восток, а обратно — почти пустая. Естественно, возникают сомнения, а нужно ли это. И пока мы не начнём здесь на востоке производить добавленную стоимость и продавать её на запад, проект будет под вопросом. Но и отказаться от него совсем мы не можем – грузы-то идут с запада на восток. Таким образом, мы становимся заложниками стратегии развития государства. А если грузы будут идти со скоростью гоночной улитки, мы ни с кем не сможем конкурировать. Мы к тому же слишком медленно переоборудуемся, усваиваем лучшие практики. Но, повторяю, с запада на восток грузы ходят и будут ходить. И железная дорога себя прокормит. Но где же тогда развитие?

— Каких показателей, по-вашему, должен достичь Дальний Восток, чтобы к 2030 году уверенно сказать: наш регион обеспечивает экономическую безопасность России?

— В первую очередь, принципиально более высокого уровня доходов на душу населения, потому что голодным людям экономической безопасности не обеспечишь. А если у богатых жителей есть деньги на медицину и образование, есть потребность в повышении квалификации, то и эти сферы развиваются, сами по себе становясь качественнее. Да, на уровне географической карты ваша территория – это ваша, но она не до конца ваша, пока на ней живёт бедное население, потому что экономическая безопасность территории предполагает её использование, причём долгосрочно и успешно.

Укрупнять города

— Обыватели до сих пор спорят, возможен ли захват Азией Дальнего Востока экономическим путём, скажем, вложением в нас инвестиций – нас просто купят. Какова ваша точка зрения?

— Какой смысл японцам, корейцам, китайцам здесь селиться, если у них самих сытнее? Они будут жить там, где горячей воды по полгода нет? Повторяю, создание комфортных условий для людей – это создание безопасности для государства. Но в наших органах власти отдельные представители мыслят так: вот есть государство, которое может быть великим, успешным, а мы потом придумаем, где для него взять народ.

— Зарубежным партнёрам есть смысл инвестировать только в наши природные ресурсы? Больше с нас нечего взять?

— Пока, к огромному сожалению, да. Но ни у одного инвестпроекта я лично не вижу интереса за пределами целевой отрасли. И это хорошо, ведь вокруг места работы иностранного инвестора на нашей территории потихоньку формируется инфраструктура: современные жилые посёлки, гостиницы, рестораны – некая цивилизованная среда. По крайней мере, нужно работать именно так…

— …чтобы местные не думали, что, добывая сырьё, инвесторы посягают на независимость нашей территории?

— Население уже столько раз обманывали и подводили, что теперь промышленники, коммерсанты должны доказать, что с их приходом всё изменится к лучшему. Причём агитация и пропаганда в этом случае уже не эффективны — нужны конкретные положительные примеры, реальные истории успеха.

— Ну, вот же агитируют россиян переселяться на Дальний Восток…

— А не надо агитировать — дайте причину быть сюда привлечённым. Как только соседи увидят, как богато здесь живут местные, они приедут сами. Ну и местным нужны веские причины для того, чтобы остаться.

— И с чего нужно начинать повышать дальневосточную составляющую экономической безопасности России – продолжать развитие крупных городов региона или вытаскивать из «болота» маленькие сёла, где непонятно как живут?

— Увы, невозможно построить экономическое развитие территории с низкой плотностью населения. И стратегия выращивания из вахтовых посёлков вокруг какого-то производства более менее крупных городов – ошибочна. Поэтому есть смысл максимально развивать региональные и краевые центры, создавая вокруг них пояс пригородов. И пусть такой город пополняется жителями окрестных сёл и разрастается до тех пор, пока от переизбытка сельчане не начнут возвращаться в свои окрестности, но это уже будет совсем другой качественный уровень.

И потом в городе быстрее, чем на селе строится эффективная структура. Для создания успешного бизнеса на селе требуются уникальные компетенции, навыки, умения – не у всех они есть. И здесь больше рисков: у одного взошли овощи, у другого – нет. А в городе бизнес строится на чём угодно. 

Досье

Максим Евсеевич Кривелевич. Родился в 1977 году во Владивостоке. Окончил Дальневосточный госуниверситет по специальности «Экономист». Преподаватель Дальневосточного федерального университета, финансовый консультант, кандидат экономический наук по специальностям «Финансы, денежное обращение и кредит» и «Экономика управления народным хозяйством».

 

 

Источник новости: http://2×2.su/society/news/ne-nasha-zemlya-ili-bogatoe-naselenie—bezopasnost-119901.html