Женщина угнетена бытом:амурские социалистические феминисты. 22.10.2019 10:00

То, что девушки бывают разные – это я знаю благодаря одноименной песне из 90-ых. А вот про то, что разными бывают феминистки – как-то до недавнего времени даже и не подозревала. Но вот передо мной два человека, и один из них явно не девушка, в общем, знакомьтесь – Аня и Михаил – участники движения социалистического феминизма. Афишировать свои реальные фамилии ребята пока не готовы, как и публиковать свои фото. Зато с удовольствием поведали о том, что такое «социалистический феминизм», почему считают, что женщины угнетены бытом, а мужчинам не дают самореализовываться, и как с этим бороться.

ПАРНИ В ФЕМИНИСТИЧЕСКОМ ДВИЖЕНИИ

– Михаил, как я понимаю, ты поддерживаешь феминистическое движение, верно?

Михаил (М): Конечно, ведь не зря я стоял в одиночном пикете в центре города.

– Вас в Благовещенске двое или это большая группа?

М.: У нас группа активистов, но, к сожалению, в акции приняли участие только двое – она пришлась на субботу, и большинство ребят в этот день учились или работали, поэтому не смогли нас поддержать.

– Акция, так понимаю, в поддержку принятия закона о домашнем насилии?

М.: Верно. Акция была направлена на то, чтобы «задвинутый» закон вернули в правовое поле. Кроме того, мы выступаем за открытие кризисных центров от государства, где каждый пострадавший от домашнего насилия может получить помощь, временное убежище и поддержку, где будут психологи и другие специалисты, готовые прийти на помощь.

– Сложно ли быть феминисткой в Благовещенске и что, Михаил, ты делаешь в этой организации, ты же мужчина? Мужчина может быть феминистом?

М.: Мужчина феминистом быть не может, но может быть про-феминистом – это когда выступает против сексизма. Наша организация называется «СоцФемАльтернатива», то есть мы социалисты и феминисты. Как социалисты мы поддерживаем теорию марксизма. Патриархат сложился из более простых общественных отношений: когда женщина перестала принимать активное участие в производственных отношениях, благодаря чему мужчина занял доминантную роль в обществе. Сейчас нужно понимать, что с развитием капитализма по всему миру гендерный разрыв в производственных отношениях нарушился. Сейчас и женщины, и мужчины имеют возможность выполнять одну и ту же работу, соответственно, при этом справедливо, если оплата труда будет одинаковой – чего по сути нет. Получается, патриархат себя изжил, более того, на данный момент он тормозит общественное развитие тем самым, что женщина помимо всего прочего угнетена бытом и семьей. Обычная практика – навязывание ей так называемой «второй смены», когда она, придя с работы, вынуждена дома выполнять определенные обязанности: готовить еду, убираться и т. д., в то время как ее партнер имеет право отдохнуть, встретиться с друзьями, посмотреть фильм на диване. Это нечестно и неправильно. Те нормы поведения, которые ставил патриархат на протяжении длительного времени, себя изжили. Объясняю почему: от мужчины требуется набор определенных качеств, он должен соответствовать системе, от него ждут силы, определенного стиля в одежде, это касается в том числе и цвета. В 21 веке большое количество мужчине не могут выразить свой внутренний мир, так как патриархальная система пытается загнать их в строго определенные рамки, тем самым вызывая в личности стресс, а, следовательно, и последующие комплексы, влияющие на всю оставшуюся жизнь. Цель соц.феминизма – низвергнуть патриархат из главенствующего угла. Это поможет мужчинам и женщинам освободиться и быть собой, а не тем, кого требует патриархальное общество. Таким образом, у каждого будет возможность более ярко самореализоваться, не завися от мнения и устоев.

О СМЕНЕ ОБЩЕСТВЕННОГО СОЗНАНИЯ

– Идеальная картинка мира феминистки – это когда что?

М.: Когда мужчина и женщина получают равное вознаграждение за свой труд, их поведение не порицается обществом («не мужской поступок», «ты же женщина»). Когда общество начнет поддерживать людей, а не осуждать, помогая каждому реализоваться.

– Я так понимаю, вы все достаточно молоды. Если так, то для чего вам феминистические убеждения, что каждому из вас это дает?

М.: Средний возраст участников нашей группы 25 лет, тут уж судите сами, насколько мы молоды.

Анна (А): Я сравнительно недавно пришла к феминизму. Для меня конкретно феминизм очень понятно раскладывает все по полочкам. Каждый из нас проходит мужскую или женскую социализацию, и очень часто, к сожалению, мы еще с детства становимся жертвами стереотипов, несем их во взрослую жизнь, а там уже получаются несостыковки. Ведь человек – это не просто набор стереотипов, это что-то большее – индивидуальный опыт, потребность в самореализации. Когда, допустим, женщина сталкивается с тем, что ей указывают на кухню, как на ее место в жизни, тогда случается личностный кризис, проявляющийся в психологических проблемах. И здесь человек либо наступает на горло собственной песне и играет по чужим правилам, либо агрессивно отстаивает собственные идеи, а это тоже чревато. На самом деле здесь ситуаций можно много описать. Суть сводится к тому, что существующие устои ограничивают женщин, и феминизм – это не только движение агрессивных женщин за свои права, это еще и смена общественного сознания, желание его изменить.

– Окружение, родные в курсе вашего движения?

М.: Да, наши близкие знают, чем мы занимаемся. Они адекватно к этому относятся. Мы же несем здравые идеи, ничем таким плохим не занимаемся.

А.: Мои близкие вкурсе того, чем я занимаюсь. Несмотря на то, что они политически пассивные, меня поддерживают. Разделяют пусть не все взгляды, но большинство. Плюс переживают, конечно, за то, что происходит.

– Интересно ваше мнение насчет мужского движения (МД)...

М.: Идеи мужского движения в целом неплохи. Единственное, мы вроде как делаем по сути одно дело, но нас постоянно противопоставляют друг другу. Получается мы, как два звена одной цепи порой начинаем бороться уже между собой, критиковать друг друга. И, хотя мужчинам виднее ущемление их прав, точно так же, как и женщинам их, я считаю, что мы вполне можем и даже должны быть союзниками, так можно проще и быстрее прийти к общему знаменателю и целям за равные права. Здесь хочу отметить, что имею в виду именно идеи маскулизма, а не несколько преподнесенные под другим соусом цели и средства МД в России.

А.: Что я могу сказать насчет МД? Конкретно в России так получилось, что эти ребята больше борются не за свои права, а за сохранение патриархального строя. Они считают, что нужно сепарироваться от женщин и доминировать над ними. Семейных мужчин, которые считаются со своими женщинами они считают «не своими», называют их оленями, подкаблучниками. Самые их главные тезисы – за отмену алиментов и сохранение женской патриархальной роли. По сути, это открытое противостояние феминизму. Они за армию. Они достаточно консервативны. В некотором роде это даже экстремистское движение, поскольку они действуют не только в рамках социальных сетей, но и организуют митинги, сходки, что может в какой-то момент выйти из-под контроля и стать опасным для женщин. У них есть свои идеологи, естественно. Единственное адекватное движение в направлении мужчин, которое я нашла на просторах интернета – маскулизм. Сторонники этого движения как раз-таки тоже выступают за низвержение патриархального строя с целью освобождения мужчин из-под этого гнета: от роли добытчика, главы семьи, стереотипах и армии.

– Продолжая тему МД, интересно ваше мнение насчет того, кто должен платить по счету в ресторане...

А.: Насчет оплаты, мне кажется, это вклинивается, скорее, в систему отношений в паре. Лично я считаю, что здесь нужно договариваться. То есть, это не должно быть бескомпромиссной обязаловкой. Роли в семье тоже должны распределяться договорным путем, не должно быть единого стандарта, каждый просто выбирает для себя подходящую модель.

– Основные идеи, есть ли кодекс?

М.: Что касается кодекса, то в целом у организации «СоцФемАльтернатива» есть свой манифест в виде брошюры, называется он «За что борются социалистические феминистки». В нашей группе в социальной сети Вконтакте мы выставляем серии постов. Самая главная мысль всего нашего движения, что капитализм, как действующая формация, подавляет всех, и мужчин и женщин, но при этом, на женщин еще давит патриархат, то есть, они сильнее ущемлены в правах.

– Достижения и результаты, если они есть, выводы на основе этого?

М.: Если смотреть в целом по России, наше движение достаточно молодое, при этом мы смогли привлечь большое общественное внимание к делу сестер Хачатурян и одновременно с этим к проблеме домашнего насилия.

А.: Особыми достижениями похвастаться не можем, но при этом не могу не заметить, что люди активно поддерживают наши идеи, что только подчеркивает важность того, чем мы занимаемся. Все не зря, а дальше больше.

– На ваш взгляд, реально ли в России упразднить патриархальный строй и как это сделать при активном сопротивлении масс?

А.: Упразднить звучит странно, это ведь не закреплено на законодательном уровне. Хотя, конечно, закон о декриминализации домашнего насилия явное проявление господства патриархата, что, несомненно, является социальным ущемлением, но в целом и общем, у нас нет патриархальной системы законов. Она есть в головах, в риторике официальной партии. Это исторический и традиционный контекст, и с этим борются во всем мире, просто у всех разные успехи в этом деле. В Европе дела идут лучше, но при этом проблема и там не искоренена. У нас дело осложняется еще и сильным влиянием церкви, которая до сих пор имеет существенный вес и априори не может одобрять движение феминисток. Все в голове. Ситуацию частично способно исправить изменение в экономической сфере. Со временем мы придем к этим изменениям, существенную лепту должна внести активность участников движения.

М.: Конечно, в России возможно уничтожение патриархального общества, но я считаю, что это путь через революцию в головах, а это будет возможно посредством массового движения людей вокруг одной проблемы, все это более, чем реально. Если еще идеи соцфеминизма начнут поддерживаться и в «верхах», то шансы на успех значительно увеличиваются. Патриархат начнет уходить, не без сопротивления, конечно, но тем не менее. Большинство людей противятся феминизму, потому что в телевизоре им говорят, что это зло, не все понимают, что это вообще такое. При этом, многие понимают, насколько нам сейчас необходим закон о домашнем насилии и те же кризисные центры, просто у них эти вещи с феминизмом не ассоциируются. В данном случае нужен ликбез по этой теме, нужны показательные конкретные примеры для оздоровления масс. Нужны неоднократные попытки донесения достоверной информации.

– Что касается «уравниловки» во всех сферах, не думаете, что это приведет к перекосу, как в США, где на данный момент не матриархат, но что-то очень близкое к тому, что мужчины «забиты» и боятся посмотреть на женщину?

А.: Обычно под «уравниловкой» подразумевается, что за разный объем выполненной работы люди получают одинаковую (фиксированную) оплату труда, независимо от приложенных стараний. Нет, экономическое равенство означает, что женщины сепарируются от мужчин экономически, что они зарабатывают столько же, на уровне с мужчинами. В этом же нет ничего ужасного. Сложно говорить о матриархате, когда во главе государства стоит мужчина, когда главные чиновничьи посты занимают мужчины и в среде ученых и деятелей искусства такая же картина. Я не считаю западную модель продвижения женского пола корректной. Продвижение должно быть по способностям, при чем тут то, что у тебя между ног? Здесь просто речь о том, что гендерная дискриминация неприемлема в сфере труда и самовыражения. Происходящее в США обусловлено неправильным ориентиром в поисках виноватых, при этом своеобразная «охота на ведьм» у них не делает их более матриархальным государством, чем другие.

М.: В США вопрос тоже достаточно интересный. Нам показывают это под одним углом, при этом, не факт, что там именно так обстоят дела. Опять же, не забываем, что существуют разные формы феминизма, мы представляем марксистский феминизм, который как раз-таки направлен на уничтожение патриархата с помощью устранения социального неравенства, они – либеральный. В США довольно консервативное общество, там имеет значение, черный ты или белый, женщина ты или мужчина. Они другие, у них совершенно иной путь. Не стоит забывать так же, что поскольку движение феминисток в Америке достаточно мощное, этим активно пользуются люди с целью хайпа, пиара, чтобы создать прецендент и напомнить о себе, как о некогда забытой звезде или просто стать популярным на этой волне. Что по сути дискредитирует саму идею, но позволяет зарабатывать конкретному человеку нужные очки. В России это тоже есть, достаточно хотя бы вспомнить различные инициативы депутата Милонова как пример подобных действий.

– Какие планы на будущее в целом у вашей организации и конкретно у вас?

А.: Хочется развиваться в этом направлении, публиковаться в СМИ, читать лекции перед аудиторией, поскольку у нас в регионе в плане социального феминизма все очень грустно, в том числе и в политической подкованности. Многие молодые люди разделяют наши взгляды, но по большей части просто носят эти мысли в себе и никоим образом это не выражают. Люди старшего поколения не понимают, о чем наша идея. У нас все достаточно тихо, масштаб наших событий малозаметен на фоне больших городов. Наша задача сейчас – заниматься просвещением, пропагандой, стараться освещать те события, которые происходят в нашем регионе, чтобы было понятно, что это касается всех, что это система, чтобы люди потом не говорили, что у нас такого нет.

М.: Цель – построить массовое движение «снизу», женщин, в основном, да и мужчин, в общем, людей, кому близко то, о чем мы говорим. Мы, как часть «СоцФемАльтернативы» будем способствовать тому, чтобы массовое женское движение в России все-таки появилось. В качестве тактики будем поднимать локальные проблемы с целью решения острых вопросов посредством государства, как то – повсеместное открытие и организация кризисных центров.

Пока готовился данный материал, в редакции возникли споры: одни уверяли, что понимают, о чем ребята говорят, другие твердили, что всех этих стереотипов уже давно нет. А некоторые и вовсе задавали вопрос: «А вообще наши женщины и мужчины хотят, чтобы их "освобождали", так как у нас рьяно не орут, мол, готовить и убираться не хотим и подавайте нам равноправие. Наоборот, женщины больше желают оставаться женщинами, а мужчины – мужчинами. Все как закладывали наши праотцы. Так есть ли смысл гнаться за этими западными устоями?».

А что думаете по этому поводу вы?

Источник новости: https://www.amur.info/news/2019/10/22/161827


Просмотров новости: 197