Зоозащитница: мы не против людей, а за то, чтобы всем было хорошо. 26.08.2019 12:00

Беспризорные животные – вечный нерешаемый вопрос. Виной тому – человеческая безответственность: проще выкинуть собаку, кошку или их потомство на улицу, чем стерилизовать или проводить воспитательные меры с непослушными пушистыми оторвами. И по итогу заботы о братьях наших меньших, оказавшихся на улице, ложатся на волонтерские плечи. И почему-то сложился стереотип: раз волонтер, значит, свободное время занять нечем. Благовещенка Ольга Ефремова, в однокомнатной квартире которой живут 5 питомцев, может, и рада была бы иметь свободное время, но кто, если не она и ее коллеги-волонтеры, будут защищать жизнь тех, кого бросают на произвол люди?

Я волонтер чуть больше 3-х лет. Срок большой, но переключаться до сих пор не научилась. Есть люди, которые не до конца во все это погружаются и умеют абстрагироваться: тут я помогаю животным, а здесь у меня семья, работа, личная жизнь, хобби. Я так не умею. Постепенно и очень быстро во все втянулась, и волонтерство вышло на первое место среди всех других увлечений. Это интересно, я не перегораю – мне все нравится. Но всегда честно говорю, что это трудно.

Иногда думаю: «Вот сейчас всех пристрою и больше никого брать не буду». Но такое бывает, когда сильно устаешь. А потом домой приходишь, они все смотрят на тебя, и ты понимаешь, что они живые только потому, что я когда-то их спасла. Наверное, это лечит душу, и я продолжаю дальше этим заниматься.

На настоящий момент у меня дома живут 1 кот и 4 собаки. Кот никаких проблем не приносит, его я завела осознанно, так как очень хотела. Когда он у меня появился, еще не была волонтером. Пытаюсь понять, как собрала дома столько собак, и не понимаю – не могу вспомнить момент, когда решилась и, самое главное, зачем это сделала (смеется). Не могу сказать, что очень сильно рада присутствию в доме такого количества собак, потому что это очень тяжело. Но сейчас они живут, и по-другому, без них, свою жизнь не представляю. Уже точно решила, что после передержки две собаки останутся жить у меня, остальных пристрою.

Вообще, я их всех когда-то брала на передержку, и все началось с первой собаки, которую взяла на 10 дней. У нас был организован марафон: когда животные не могут найти передержку, то по истечении 10 дней волонтеры между собой передают их из одних рук в другие. По-моему, я была 3-ей в этом марафоне. Весь больной, истощенный. У него был панкреатит, и я начала его лечить. Потом думаю – вот я его вылечила, сейчас его кто-нибудь чем-нибудь накормит, сэкономит на лекарствах, и он опять заболеет. Так и остался у меня до пристроя в дом. Три раза пристраивала, и три раза мне его возвращали обратно, потому что собака абсолютно неадекватная. Знаете, он по жизни щенок, хоть уже и взрослый. Достаточно знаменит в моем Инстаграме – это Семен.

Все вместе под одной крышей мы живем достаточно долго: Семен – 2.5 года, остальные постепенно добавлялись (смеется). У меня вообще не так давно было 6 собак, просто двух я перевезла на вольеры. Последнюю собаку 23 февраля на улице подобрала. Так как собака очень крупная и не единственная в доме, я понимала, что не смогу качественно за всеми ухаживать. С ними нужно долго гулять, чтобы каждому хватило времени. А гуляю я не больше двух собак за раз. Люди очень странно реагируют и до сих пор не могут привыкнуть: вроде только с собаками гуляла и опять вышла. Вечером гуляю со всеми вместе, а с утра выхожу очень рано, прям на рассвете, часов в 5:00. Еще у меня есть спинальница Бьюти, которая редко бывает на улице, и только на руках. Она не любит когда ее трогают посторонние люди. У нее слабое здоровье, поэтому мы достаточно часто посещаем клиники. И, в принципе, это и есть наши прогулки.

Бьюти появилась в моей жизни случайно: также был организован марафон, и в ходе передержки собака попала ко мне. Но тогда срок был больше – по месяцу держали. До этого она была у волонтера, которая уехала в отпуск и отдала ее мне на время. Я к ней привыкла. У нее тяжелая судьба: над ней долго издевались, и у нее пропало доверие к людям. И так как собака уже в возрасте и пристроена не будет, решила оставить ее у себя. Хотя были еще люди, которые участвовали в спасении ее судьбы. И я изначально думала, что потом кто-то заберет ее у меня, потому что мне хотелось немного отдохнуть, все-таки уход за спинальником особенный.

Моя квартира максимально адаптирована для собак все в духе минимализма. Но такой образ жизни пришел с опытом: например, уже не оставляю книги без присмотра, потому что потом просто их не найду. Раньше у меня дома были различные элементы декора: шарики плетеные, еще что-то. Сейчас все по-другому. Главный принцип – чтобы было чисто. Чтобы мне и собакам было удобно. Сейчас они, конечно, уже выросли, но раньше, когда зубы резались, они грызли все, что видели. Приходилось даже менять мебель. Раньше в такие моменты переживала и плакала. Когда приходишь домой, а у тебя поломаны все зарядки, роутер, а тебе надо работать… Я психовала, кричала, что всех выгоню. Но понятно, что я не собиралась этого делать. На тот момент собиралась их пристраивать и объявления везде размещала. Они находили новый дом, но в итоге все равно возвращались обратно ко мне, потому что и там все портили. Если честно, собака в доме очень сильно дисциплинирует. Не застелешь кровать – придешь, она вся будет в шерсти. Я только выйду – они лягут. А еще ложусь спать в постель одна, а просыпаюсь с собаками. Не знаю, когда успевают.

С точки зрения воспитания, понимаю, что слишком добрая для них. Просто, когда заводишь щенка, ты с детства участвуешь в его развитии, а тут здоровая собака, которая после операции с гипсом, вся больная. Конечно, хотела их окружить любовью и тем самым портила им характер. Я это понимаю. В дальнейшем планирую ходить с ними к кинологу, потому что хоть у меня их и много, не считаю себя собачником. Читала разные книги по воспитанию, но единственное, что у меня получилось, – это приучить их к выгулу.

Остальные спасенные животные находятся на нашей волонтерской базе. Так как территория находится на болоте, мы долго не могли разместить их там – нужно было делать ремонт и отсыпать землю. Делали все на личные средства волонтеров, бывало, нам отдавали материалы. Потом построили вольеры. Взяли кредит и на всех поделили, частично нам помог один мужчина – оказал спонсорскую помощь. Помимо этого, одна организация помогает нам мясными субпродуктами, где-то знакомые отдают крупы – знают, что надо. В принципе, хватает, но докупаем, конечно. На деньги фонда «Кошкин дом» приобретаются корма, потому что нет возможности ездить несколько раз в день к животным, а щенки, например, много едят.

На настоящий момент у нас 22 вольера и несколько будок. Животных – последний раз я пересчитывала – 91 собака, включая щенков. Чтобы их накормить, уходит 170-180 литров каши. А ее еще ведь надо сварить. Когда это делать, если ты весь день с утра до вечера на работе? У нас был работник, который помогал, но потом он уволился, и сейчас все делаем собственными силами. Поэтому, если будут обращаться, новых животных мы взять не сможем.

Однажды мы ловили собаку, и, когда привезли ее в клинику, у нее случился приступ эпилепсии. Мы сразу распространили по группам информацию. И оказалось, что эту собаку потеряли хозяева и очень давно ее ищут. И узнали они свою собаку только по болезни. Еще была история – мы забирали сильно истощенных щенков. Думали, что им 1-2 месяца, так как они были очень худые. Я назвала их «лисички», потому что они были очень похожи на них. Когда привезли их в клинику, оказалось, что им 8-9 месяцев. Они весили всего по 3 килограмма. Я их кормила каждые 4 часа. В блендере измельчала еду. Состояние у них было ужасное. И за этот случай я действительно горжусь собой – вырастила очень хороших псов. Они так и живут вместе у нас.

Еще мне приходилось иметь дело с козлятами. Это очень необычная история! Мне позвонили по телефону люди и сказали, что им дали мой номер. Номер дала наша единая справочная служба. Вернее, соединили их со мной! Те, в свою очередь, передали информацию, что где-то на дороге, в районе Новотроицкого шоссе, ходит коза с козлятами. Я на обеде поехала с девочкой-волонтером спасать этих козлят. Поехали на двух машинах. Говорю: «Если что, к тебе – козу, ко мне – козлят» (смеется). Нам сказали, что один козленок слабенький, и мы договорились с юннаткой, что всех к ней привезем, а слабенького – в клинику. Пока мы туда ехали, информация про этих козлят продолжала распространяться, и выяснилось, что на какой-то ферме была коза, она потерялась, ее ищут. Когда приехали, убедились, что все живы, и к нам пришел работник с фермы, откуда ушла коза, и мы помогли ему донести козлят до дома. Съездили на обеде – пообнимали их и поехали довольные на работу, потому что все хорошо.

Иногда становится страшно, что люди перестанут помогать, я не знаю, что тогда будем делать. В будущем хотелось бы отдать собак на социализацию. Я надеюсь, когда у меня будет больше времени, смогу это реализовать. Совмещать основную работу и волонтерство – непросто. Работаю в Сбербанке. Эта работа мне просто необходима. А еще меня очень вдохновляет рисование. Нигде не училась, просто это занятие, которое приносит гармонию, удовлетворение. Рисую в основном красками и акрилом. Люблю пробовать что-то новое. Но для меня всегда важен процесс, а не результат. Когда рисую, приобретаю внутренние силы. Сейчас, конечно, это реже происходит. Раньше я могла прям погружаться в это: рисовала портреты и сложные картины.

По своим собакам расходы – например, уход, стерилизация – сама оплачиваю. В принципе, не так много по деньгам выходит. Хотя у Бьюти (спинальница) почечная недостаточность – лекарство для лечения очень дорогое, и оно приобретается за деньги Фонда, так как эта собака находится у меня на передержке. Понятно, что питание, расходные пеленки покупаю сама. А лекарство, которое для нее жизненно необходимо, – нет. Мы организовали сбор, и на эти деньги приобрели лекарство. Бывает, люди лекарством помогают. Например, покупают и сами привозят.

С негативом людей я сталкиваюсь очень часто. При том что меня родители воспитывали с детства, что животных обижать нельзя, надо помогать. В моей голове было понимание, что я делаю хорошее дело. И тут я выяснила, что не все так думают. На самом деле много людей есть, которые прям ненавидят нас, зоозащитников. Для меня самое тяжелое в работе с животными – люди. Потому что это негатив, с которым я сталкиваюсь. Иногда на улице, когда видят меня с двумя собаками или с собакой после операции, которую я тащу, могут подойти что-то неприятное сказать. Или когда у меня не было автомобиля и я прибегала к услугам такси, водители говорили: «Выкинь, зачем ты вообще ее везешь?». Я научилась не слушать и не реагировать. Научилась внешне, но внутри все равно переживаю.

Очень много пишут мне в соцсетях: люди считают, что это нормально написать в директ или взять мой номер и написать сообщение, выразить свое мнение.Когда была трагедия и собаки покусали мальчика, мне в директ писали люди, хотя я не имею отношения к этой ситуации: «Из-за таких, как ты, гибнут дети». Человеку свойственно обязательно кого-то обвинить, ему станет легче. Кто-то ведь должен быть виноват. «Будете вы виноваты, зоозащитники».

Кто-то из близких и знакомых мне помогает, кто-то нет, есть те, кто осуждает, потому что я стала меньше общаться, уделять внимание. С кем-то разошлись интересы. В принципе, у меня довольно много друзей, я стараюсь со всеми поддерживать общение. Но я тот человек, который может в кофейне встать из-за стола и сказать: «Я поехала!» И полететь куда-то кого-то спасать. Мама бывает ругается, чтобы не проводила так много времени с телефоном, потому что мне бесконечно приходят сообщения из разных групп.

Когда знакомлюсь с молодыми людьми и они узнают, что у меня много собак, то реакция у них разная. Когда последний раз знакомилась, например, люди были подписаны на меня в Инстаграме, и они знали, чем я занимаюсь. Кто-то пытался исправить, просили, чтобы ушла из волонтерства. Но все это бесполезно. Я такая, какая есть. Для себя, в идеале, вижу, что человек должен быть такой же, как я. Тогда мы поймем друг друга, и не будет конфликтов на эту тему, потому что у меня есть пример волонтеров, когда муж и жена занимаются этим вместе. И они нормально дома живут. Если я люблю собаку и всячески это демонстрирую, а моя вторая половинка с отвращением на это смотрит, из этого ничего не получится, однозначно.

В таком ритме жить очень тяжело, но есть моменты, когда все хорошо, никто не болеет, и я после работы еду просто кормить своих собак, на базе. Когда обнимаю их, эти чувства искореняют весь негатив. Я люблю животных. Получаю от них вот эти позитивные эмоции. Плюс наконец-то у меня состоялся отпуск. За все время моей волонтерской деятельности я смогла вырваться, куда-то уехать и отдохнуть. У меня было 2 недели, когда вообще не думала о собаках.

Хотелось бы, чтобы в нашем городе отношение не просто волонтеров, а жителей было лучше к животным. Я не понимаю, чем обусловлена такая ненависть. Часто становлюсь свидетелем того, как мама идет с ребенком и говорит: «Не трогай, эта собака злая». Почему все думают, если собака большая, она обязательно злая? Мы сами воспитываем в своих детях такое отношение к животным. Мне страшно, что вырастет из этих детей. Люди вредят собакам, собаки вредят людям. Меня эта схема не устраивает. Хочется, чтобы люди не боялись проходить мимо и не боялись быть добрыми. Я за добро. Хоть некоторые и считают, что зоозащитники против людей, но это не так. Мы за союз. И за то, чтобы всем было хорошо.

Источник новости: https://www.amur.info/news/2019/08/26/158994


Просмотров новости: 192