Своя среди чужих: как амурчанка стала первой вице-мисс красой Дагестана. 18.07.2019 13:00

В 19 лет Елена Макаричева из города Зея бросила все, в том числе и колледж, чтобы уехать за своим парнем в Дагестан – он уезжал туда на службу по распределению после учебы. В 21 год девушка стала первой вице-мисс Дагестана. Сейчас ей 22, она востребованная модель Кавказа, хотя ее рост 163 сантиметра. Еще экс-амурчанка открыла первое модельное агентство в Дербенте! Елена рассказала нам о своем переезде и о том, как, не имея модельного опыта, она достигла немалых успехов в этой сфере.

– На своей страничке в Инстаграме ты написала пост о том, как попала в Дагестан: твоему на тот момент парню предстояло туда поехать работать по распределению, и он поставил тебя перед выбором, что либо едешь с ним, либо вы расстараетесь. Ты на тот момент училась в АОКИК на хореографическом отделении и заниматься всем, что связано с танцами, было твоей мечтой. Как так твой мужчина заставил тебя отказаться от нее?

Мы с моим на тот момент парнем встречались достаточно давно. Правда, он учился в Хабаровске, я в Благовещенске. Это расстояние очень угнетало. Потом, когда его отправляли по распределению и уже стал известен город, у нас был выбор либо расставаться, либо быть вместе. Меня никто не заставлял. Это было мое решение, что я не хочу оставаться в Благовещенске, а хочу быть с этим человеком рядом. В какой-то момент просто забрала документы из колледжа...

– Как тебя отпустили родители?

Сначала они были против, так как в Дагестане менталитет совсем другой. У нас же представление о Дагестане какое? Что тут стреляют, убивают. Конечно, у родителей был страх. Говорили: «Что ты там будешь делать? Как будешь там без образования?». Илью знали давно, поэтому в отношении него не беспокоились. Я их даже тогда с его родителями познакомила, которые были за то, чтобы я переехала. В итоге отпустили. Я забрала документы, и сама на самолете в первый раз своей жизни полетела к Илье.

– Что ты чувствовала в тот момент?

Не могу сказать, что чувствовала разочарование от того, что бросаю учебу или свою мечту. У меня была мысль только о другом – быстрее уехать к любимому человеку. Мне всегда хотелось создать семью. Это у меня на первом месте. Да и на тот момент мне очень тяжело давалась хореография, так как у меня астма бронхиальная. При этом я была одной из лучших. При поступлении был высокий балл. Могла поступить в хабаровский институт на хореографа, но не стала, так как в колледж поступить проще и еще проще уйти. Наверное, тогда уже понимала, что возможно мне придется уйти…

– И все же, как же танцы?

– У меня были шансы реализовать себя в направлении танцев и в Дагестане. Здесь я познакомилась с отцом певицы Жасмин. Он – хореограф. Предложил меня обучить всему. Я не знаю почему, но у меня какой-то страх перед чем-то новым. Поэтому я как-то пропала из виду. Потом был шанс открыть свою студию и преподавать хореографию для маленьких детей в направлении классика, так как она здесь не распространена. Но я открыла свою студию по стрейчингу (растяжка – Прим. ред.). Правда, из-за здоровья перестала преподавать. Думаю, если бы танцы были мечтой всей жизни, то я бы за нее зацепилась и не отпускала. Но сколько было шансов что-то начать… А сейчас я просто хочу найти постановщика танцев – так как я исполнитель, – который поставит мне танец, и я для Инстаграма буду снимать танцевальные видеоролики на фоне красивых пейзажей.

– Вы расписались с мужем, уже живя в Дагестане. Почему не до переезда?

– Илья окончил институт и вернулся в Зею. Пробыл там недолго, а к свадьбе же нужно готовиться… Было как-то не до этого. Не думали, в общем. А когда приехали в Дагестан, начали планировать свадьбу. Зимой мне должно было исполниться 20 лет, как раз нужно было менять паспорт, и мы решили, что это хороший момент, чтобы мне потом два раза его не менять. В Дагестан родители не приехали, потому что далеко и дорого. Но мой родной брат все же прилетел. Ну и мы не стали заморачиваться. Подали заявление, а 15 февраля расписались. На свадьбе было человек 10, может, чуть больше. И все парни. Ни одной девушки, так как у меня на тот момент не было ни одной подруги вообще. На мне было красное платье, нам мальчики заказали «мерседес». Мы покатались по городу, а профессиональный фотограф сделал нам отличные кадры. Это была моя первая профессиональная фотосъемка в жизни, так сказать, мой первый этап. Возможно, когда-нибудь повенчаемся, но это будет совсем другая история (улыбнулась).

– Расскажи, как проходил твой переезд на Кавказ и про свою акклиматизацию в целом?

– Из Зеи добралась до Благовещенска, потом в аэропорт – на самолет в Москву. Оттуда на самолете – в Махачкалу, где меня встретил муж. И дальше уже была полуторачасовая дорога до Дербента. Неудобство ощутила в смене часовых поясов: разница с Благовещенском, как и с Москвой, – в 6 часов. Первое время боялась выходить на улицу, так как была наслышана о воровстве девушек. На улицу выходила вечером вместе с мужем, когда он приходил с работы. И так было около 2-3 месяцев. Потом решилась записаться на курсы визажа и уже начала выходить на улицу одна.

Привыкала к жизни здесь в целом около года. Временами мне хотелось уехать отсюда, так как это не Благовещенск, а древний город, в котором даже торговых центров нет. Тяжело привыкала к стилю одежды, так как мы вот привыкли к шортам, мини-юбкам, а в Дагестане такое не наденешь. Здесь живут мусульмане, и у них другие взгляды на одежду.

– Твои впечатления от Дагестана?

Хочу отметить низкие цены на продукты и проезд по городу, но высокие на одежду. Девушки в основном, когда выходят замуж, открывают свой бизнес – это свадебный салон или магазин одежды. Или становятся визажистами и стилистами. Инстаграм в Дагестане – это все. Все сферы жизни в нем. В целом народ здесь гостеприимный, открытый, но одновременно с этим хитрый. Как приезжему человеку мне непонятно до сих пор: вот мы можем общаться с парнем перед тем, как выйти за него замуж, узнавать его. А здесь девушки, не пообщавшись с человеком, не понимают, твое это или нет, выходят замуж. А через полгода расстаются. Здесь на каждом шагу такое. Поэтому это стереотип, что браки в Дагестане крепкие.

Есть огромный минус жизни здесь нельзя расплачиваться везде картой. Только в супермаркетах это можно сделать, их не так много. Меня это бесило очень. Сейчас привыкла. И бесило, что магазины не называются магазинами, а гастрономом. И нет бы название написать «Ласточка», например. А называют мусульманскими именами – Мадина. Еще здесь у меня часто спрашивают «А ты засватана?». Тут сватовство отмечают на уровне свадьбы. Я первое время думала «Что это значит?» (смеется). А так ко всему привыкла. Начало даже нравиться. Потихоньку учу местный язык.

– Как удалось в чужой для тебя республике стать востребованной моделью, хотя ранее не было в этом опыта?

– Русской девушке в Дагестане это сделать легко. Как говорила ранее, стартом для меня стала свадебная фотосъемка. Тогда я поняла, что хочу фотографироваться. Еще до свадьбы закончила же курсы по визажу и следила за Инстаграмом школы. Там выставляли работы учениц. И я, глядя на них, задавалась вопросом: «А когда меня пригласят побыть моделью?». В итоге мой преподаватель меня все же пригласила. Сделали мне макияж, прическу, и мне это настолько понравилось, что загрузила к себе в профиль. И потихоньку меня начали замечать. В Дагестане, кстати, очень много визажистов и стилистов, салоны практически друг на друге стоят.

Так вот, мне начали поступать предложения, чтобы я побыла моделью и у других. Спустя еще время увидела у раскрученной визажистки в сторис объявление о наборе в модельное агентство, но там были требования рост от 170 сантиметров. Я написала, что хочу в него попасть. Но мне так и не ответили. Где-то через месяц она написала мне и предложила принять участие в фотосъемке для раскрученного салона свадебных платьев.

Тогда очень обрадовалась. Это сейчас уже спокойно реагирую на предложения, а тогда… После съемки стала сотрудничать с этими людьми и дальше. Например, фотограф меня пригласил поработать моделью для магазина одежды. Работала с ним на постоянной основе три месяца. Параллельно ходила и на другие съемки. Где-то сама напрашивалась, а не ждала, когда меня позовут. Я же еще работала в салоне свадебных платьев, хозяйка которого тоже стала меня приглашать моделью для фотосессий.

– Ты в Инстаграме у себя писала, что моделью в Дагестане может стать любая, но не каждая останется востребованной, так как нужно удивлять. Чем?

– Каждая вторая девушка в Дагестане называет себя моделью, потому что, когда их приглашают на съемку, таковыми называют. И для Дагестана рост не имеет значения, так как там в основном девочки низкого роста. Хотя к подиумным это требование все же предъявляют. Так вот, если хочешь стать просто моделью, то достаточно иметь симпатичное лицо, подходящее по критериям: не прыщавое, ухоженное, пухлые губы. Плюс, дагестанские девушки прибегают к ринопластике так как из-за большого носа могут не подходить как модель, даже если в целом симпатичные. Тут девочки переделывают себя под славянских девушек.

Если говорить про «удивлять», то я сама организовываю свой съемочный процесс и вношу в него какую-то фишку. Элементарное – в образе. Например, покупаю парики, цветные линзы. Есть у меня ролик с неформальным образом, который привлек большую аудиторию. Наблюдая за девочками здесь, хочу сказать, что они ничего не делают, чтобы их заметили в этой сфере, просто сидят и ждут предложений.

– А как ты стала первой вице-мисс Дагестана2018?

– Я работала моделью, делилась фотографиями в своем Инстаграме и меня заметили организаторы. Написали мне. Думала, что это спам-рассылка. Поэтому ответила на сообщение не сразу. Оказалось, что реально серьезный конкурс. Заполнила анкету, и уже 1 сентября нужно было приезжать в Махачкалу. Муж сначала был против, а мама моя сказала ехать. Я подумала и решила рискнуть. И заняла второе место.

Но считаю, что первое должно было принадлежать мне – девушка, которая заняла его, имела связи в жюри. Да и до объявления результатов мы знали, что она победит – об этом нам сказал визажист. Мы все очень расстроились. Поэтому считаю, что раз мне присудили второе место, то, по идее, первое должно быть мое.

– Как изменилась жизнь после конкурса?

– Никак. Но ценить как модель стали больше. Начали приглашать еще чаще на съемки и показы, отправлять по бартеру косметику, роллы, еду. Много местных медийных людей заметили. Еще заметило меня и модельное агентство. Пригласило к сотрудничеству, и я согласилась. Но после одного из показов мы все же попрощались. Я не конфликтный человек, просто директор очень меня расстроила. Скажу одно – она бессовестный человек. Как и говорила, народ в Дагестане хитрый. Но я все равно ничего не потеряла, так как агентство не приносило мне большого дохода, а приносили другие съемки, от которых я не отказывалась. Один раз даже снималась в клипе популярной лезгинской группы.

– Через 2-3 года вы с мужем снова переезжаете. Если это окажется городок по типу Благовещенска, а у тебя нет образования… Чем займешься?

– Я планирую его получить, когда переедем из Дагестана. Но также я могу спокойно жить и без него, так как обучилась на визажиста и лешмейкера. Например, в Зее только на обучении девочек наращиванию ресниц я зарабатывала около 50-60 тысяч. Еще я открыла первое модельное агентство в Дербенте. Готовлю документы теперь, чтобы все было официально и законно. Если уеду, то буду поддерживать свой бизнес на расстоянии. Да и вообще, пока я здесь, сделаю все, чтобы быть узнаваемой. У меня в Инстаграме была страничка с аудиторией в 12 тысяч, но ее взломали. Сейчас начинаю все заново, но новая страница развивается быстрее, чем предыдущая…

Источник новости: https://www.amur.info/news/2019/07/18/157002


Просмотров новости: 388