«Благеры» о Благе. 25.06.2019 14:21

«Чтобы ты ни сделал в Благовещенске, его жители будут считать это второсортным», – сказал мне в беседе один из «Благеров» Кирилл Карпеев. Добавил также, что двигать интересный и качественный контент изначально у нас тяжело. Его мнение основано на практике: вместе со своими друзьями он больше года снимает видеоблог про областной центр и его жителей.

Почему горожанам больше интересны интриги, скандалы, как выжать коммерцию из своих блогов – об этом и не только в сегодняшнем интервью с Кириллом.

– Когда мы договаривались на интервью, ты сказал – только не в душном офисе. Сам-то давно сменил офис на более комфортные для тебя условия?

– Последний раз сидел в офисе лет 10 назад. Это было, когда работал на «Альфа-канале», тогда я вел передачу «Бизнес-новости». После занимался разными видами деятельности, но так или иначе офис был. Я не хочу быть к нему привязан. Сейчас есть свой бизнес, но от офиса я в итоге отказался, так как проводил в нем минимум времени. Знаешь, офис, наверное, любят те люди, для которых он становится каким-то осознанием, что, если в нем сидит, значит, занимается серьезным делом. Это далеко не всегда так. Офис находится в голове у человека.

– В 2018 году в одном из интервью ты сказал, что блог не приносит денег. Как дела обстоят сейчас?

– Есть такое понятие монетизация видеороликов. Чтобы видео приносило монетку – это когда ты включаешь видео и видишь какую-то рекламу, за просмотр которой автор видео получает деньги, то минимум должно быть 30 тысяч подписчиков на канале и минимальный порог просмотров в 10 тысяч. Плюс в роликах должна быть авторская музыка. Благерам монетизация в ближайшем будущем вообще не грозит. Многие блогеры, кстати, монетизацией не занимаются.

Второй способ заработать с видео – это интегрировать рекламу в свои выпуски. То есть когда пару минут в ролике уделяем рекламе чего-нибудь. Вот это, скорее, наш случай. За год существования благеров какая-то монета появилась, но это сложно назвать прям заработком, так как мы все отдали, чтобы наш монтажер от нас не убежал (смеется).

– То есть ваши видео не носят коммерческий характер?

Мы бы хотели заниматься любимым делом и чтобы это приносило деньги, но это не тот случай.

– Если не тот случай, зачем его начали?

Изначально хотели просто попробовать. Мы люди творческие, нам интересно что-то создавать. Сама идея показывать закулисье жизни интересных людей лежала на поверхности, поэтому мы ее и реализовали. Другой момент, что в Благовещенске маленький Ютуб-рынок и у нас нет столько людей, чтобы были тысячи просмотров. Но все же нас знают, вот я же сейчас даю тебе интервью, значит, нас и смотрят.

– Сколько, кстати, у вас просмотров?

Тяжело сказать, потому что сейчас самый большой просмотр выпуска – почти 11 тысяч, а самый меньший где-то 1,5 тысячи. В среднем на роликах около 3-4 тысяч просмотров.

– Это мало?

– Это даже скорее ничто.

– Что делаете, чтобы привлечь к себе внимание?

Стараемся менять формат, искать точки соприкосновения с аудиторией. Пытаемся понять, на что больше благовещенцы хотят смотреть.

– И на что же?

На местные склоки, обсуждение чей-то личной жизни или обсуждение того, кто и чего добился, а кто – нет. Такие банальные поверхностные штуки. Они, в принципе, неплохо на начальном этапе заходят. Именно так мы и получили свою аудиторию. Но со временем, когда погружаешься во все это, то надоедает однообразие снимать, хочется расти, и ты пробуешь что-то новое.

– Что хочется тебе попробовать, но ты понимаешь, что в Благовещенске это не зайдет?

– Да это практически любой формат. Практически у всех благовещенцев есть какое-то отношение к самим себе, городу и его жителям мол, здесь все второсортное. Что бы тут ты ни сделал, ни снял, да хоть крутое шоу запили, тебе все равно скажут: «Ну, это же в Благе сделано, а вот в Москве – там круто. А то, что у нас здесь, – фуфло!». Много форматов, которые хотел бы попробовать, но они изначально обречены на повышенное давление… А загадывать, зайдет или нет – тут никогда не угадаешь, что по итогу выстрелит.

– Так возьмите и приучите зрителя к качественному контенту. К тому, что ВЫ делаете его качественно.

– Это все круто, все замечательно, но только в теории. А на практике… Допустим, был бы у нас какой-то спонсор, который сказал бы «Вот вам неограниченный бюджет, самое главное – неограниченное время. Еда, одежда, бензин, а вы творите и делайте качественный контент» – это одно дело. А когда ты ограничен во времени и тебе нужно за него набрать популярность, которая будет приносить деньги – это уже другое. Тут палка о двух концах и тяжело найти какой-то баланс, поэтому иногда приходится снимать полную шляпу, чтобы хоть какие-то просмотры набрать. А там и до появления рекламодателя недалеко.

– Как же в таких обстоятельствах не потерять желание творить?

Если оно есть в человеке, то и будет. Независимо от обстоятельств. Просто нужно понимать, что любое творение – это продукт. И его не нужно связывать с собой: если облажался твой ролик – это не значит, что облажался ты. Он просто не получился. И это не значит, что следующий будет фуфло.

– В апреле организовывали сходку. На нее кто-нибудь пришел?

– Да. Вообще, в процессе подготовки к встрече с нашими подписчиками мотало эмоционально в разные стороны. Когда все затеяли, были на одном подъеме, как дело стало близиться к встрече – казалось, никто не придет. Но пришли. Ажиотаж был бешеный. Нам даже приходилось людям отказывать, так как заведение, где собирались, было рассчитано на 60 человек. Правда, по факту 15-20 человек не пришли, хотя писали «Придем обязательно». Но все равно мы хорошо провели время, было круто, на канале есть выпуск.

– Много кого из пришедших не знали?

– Процентов 70.

– Ваши ролики – это импровиз?

– Да, у нас все в режиме Life. Если и были постановочные сцены, то их от силы наберется 1 процент из 100.

– Были люди, которые писали: «Снимите про меня!»?

– Они постоянно есть. Но еще больше тех, кто пишет: «Снимите про него», «Я знаю крутого человека, он занимается тем-то», «А у меня батя в гараже машины чинит».

– Эти заявки отсматриваете?

– Постоянно. Если человек пишет нам адекватные вещи, а не грязь, то мы всегда готовы пообщаться и рассмотреть его идею.

– А есть люди, которые ответили отказом на ваше предложение о съемках?

– Да, были. К счастью их немного. Некоторые боятся показать себя настоящих – это больший процент. Они стесняются и не понимают, как будет выглядеть итоговый результат – далеки от медиасферы. И боятся, что увидят себя со стороны иначе, не такими, какими представляют. Говорят разные причины, но это между строк все равно читается. А есть те, кто отказывает, потому что не видит смысла для себя. Недавно один заявил: «А сколько у вас подписчиков?». Мы ему ответили. А он: «Ой, ну это мало, не мой уровень».

– Если скажу: «Вот вам деньги, снимите про меня так, как я хочу, а не как вы видите». Снимите?

– Это имеет место быть, если будет смотрибельно. Если это будет выглядеть фальшиво, не в нашем стиле, то… Хотя смотря за какие деньги. Если нам предложат квартиру – вот вам двушка в Доме на набережной, сделайте выпуск про меня, – то мы сделаем.

– А как же честность по отношению к зрителю?

– А мы потом зрителям скажем, мол, нам подарили двушку, вот вам с нее однушка (смеется).

– Кто из героев запомнился вам больше всего?

– Все. И самое клевое, что после съемок со всеми общаемся. Но есть те, с кем больше и чаще. Леха Манухин, например. С Натальей Шкуриной, бывает, пересекаемся.

– Был у вас выпуск со священником Святославом. Как отнеслась к этому ваша аудитория?

– Неоднозначно. В том плане, что наши подписчики удивились. Был один контент, а тут бах –интервью длинное, никаких матов, все цивильно и по-взрослому. Одни сказали: «Ребят, верните старый контент», другие – «Вау, это новый уровень». Этот выпуск в просмотрах набрал около трех тысяч, тогда как выпуски с какой-нибудь блогершей набирают от 5-6 и выше. Поэтому Святославу нужно хорошенько захайпить для начала.

– К слову, о матах… Почему не цензурите себя или просто не подбираете выражения?

– Давай честно: мы в жизни материмся, а принцип нашего канала показывать себя настоящих, чтобы зритель чувствовал, что все происходящее – настоящее. Маты, которые мы произносим, это же не специально. Хотя скажу, что все зависит от выпуска. Например, со Святославом не было матов, и когда снимали пожарную часть, тоже.

– Когда вы год назад начинали снимать ролики, никто вам не говорил: «Ребята, хватит, займитесь реально делом!».

– Половина нашего окружения (смеется).

– Как удалось не опустить руки?

– Первое и самое важное, что мы есть друг у друга. Благеры – это не один человек, это как минимум 3 и еще около 2-3 человека, которые в нашей орбите. А второе – надо верить в то, что все самое сильное, что есть, идет от нас самих.

– Кто-то из вашего окружения вышел в тот момент?

– Да. Просто наши интересы и пути разошлись.

– Почему не снимаете вайны?

– Мы не умеем, надо учиться.

– Но вы же бывшие КВНщики…

– И это не отменяет того, что нужно учиться. Все, что сейчас происходит в Инстаграме, – не хочется это делать. Роликов много, но в основном они шляпные. И набирают просмотры не из-за того, что сюжет клевый, а из-за «Ха, смотри какая-то … снимает!». Мы не сможем такое сделать. Наш вайн будет все равно какой-то вычурно КВНовский. Если и делать его, то он должен быть крутым и нравиться людям не из-за того, что мы фрики. Чтобы снимать такое, надо менять формат. Но это на повестке дня, кстати.

– До сих пор модно из Благовещенска уезжать. Есть у тебя такое желание?

– Есть. Но не потому что маленький город, а потому что мир большой, нужно путешествовать и его смотреть. Правда, пока находишься в месте, которое тебя вдохновляет, то все, что ты здесь делаешь, будет вдохновлять и тех, кто не находится в нем. Буду в Благовещенске, пока он меня вдохновляет. А когда перестанет – смысла оставаться здесь не будет.

– Как думаешь, сколько вдохновение продлится?

– Мы очень темпераментные и никогда не знаем, в какой момент наш вектор поменяется.

– Что будете делать, когда закончатся все герои?

– Так они закончились… Если смотреть наши выпуски, то можно заметить, что стали снимать не только людей.

– Если проект закроется, чем займетесь?

– Что будет делать человек, который уйдет изс магазина бытовой техники? Правильно, пойдет искать другую работу. То же самое сделаем и мы.

– И все же?

– Я работал и на телевидении, и на пилораме опилки грузил, и в недвижимости, и в строительстве, а потом опять вернулся к медиа... Без понятия, что буду делать дальше. Может, с парашютом начну профессионально прыгать или стану тренером по серфингу.

Источник новости: https://www.amur.info/news/2019/06/25/155976


Просмотров новости: 312