"Простые вопросы": Наталья Ли@|@Ольга Иванченко. 14.03.2019 21:08

Тема: ситуация с зарплатой в поликлинике профосмотров

Медицинские работники поликлиники профосмотров направили жалобу в прокуратуру на снижение зарплаты. Сотрудники считают, что бюджетные учреждения, относящиеся к Благовещенской городской клинической больнице хотят поставить в неравные условия с коммерческими клиниками. А потом и вовсе, возможно, реорганизовать. Руководство больницы иного мнения. Сегодня мы выслушаем сторону сотрудников. В студии Ли Наталья Ивановна – врач функциональной диагностики. Здравствуйте!

Н. Л.: – Здравствуйте.

И Ольга Сергеевна Иванченко – врач-терапевт. Добрый день.

О. И.: – Здравствуйте.

Давайте начнем с начала. Какой статус имеет ваша поликлиника профосмотров и почему она выделена?

О. И.: – С целью обеспечить нашим пациентам, чтобы они не соприкасались с больными людьми, им было удобно не сидеть в очереди, отдельно ждать, когда пройдет больной человек, и не контактировать. Подразумевается, что они здоровые. Разделение потоков – это было изначально задумано. Поликлиника была монополистом изначально в этой сфере. Она более 35 лет существует. Только с 1997 года мы находимся на Ленина, 60. Она начинала работу с одного небольшого кабинета. И уже оказывают все виды медосмотров, прививочные работы.

А много вас, большой штат?

О.И.: – У нас 54 по списку. Это все сотрудники и медицинские работники. Потому что у нас реорганизации эти стали происходить, не хватало по программе, которую Путин с 2012 года...

Стимулирующая.

О.И.: – Стимулирующая, да. У нас сразу медицинские работники переставали ими быть. То есть, регистраторов у нас делали операторами ЭВМ, санитарки превратились в уборщиц.

Штатное расписание переписали.

О.И.: – Мало того, что они сокращались, и один человек фактически за троих начинал выполнять эту работу. Это было не в одночасье. Это когда начинали добавлять уже зарплату, изыскивать средства надо было на это. Но люди, им не повышалось, сокращалось. Если бы сокращался человек и другим бы повышалась зарплата... Нет, они работали в таком же объеме, с такой же нагрузкой.

Когда вы увидели снижение зарплаты? В этом году уже это случилось?

Н. Л.: – С января месяца.

То есть получили уже...

Н. Л.: – В два раза меньше мы получили.

Мы запросили минздрав, и пришел такой ответ, что якобы снижение это действительно произошло, но не до 15 тысяч у медсестер, например, а до 25-27 тысяч. Это так? Как у вас?

О. И.: – Как средняя температура по больнице. Как и везде.

То есть, разные цифры были?

Н. Л.: – Они считают среднюю заработную плату, в которую входят дополнительный заработок, командировочные туда же, и плюс кто-то ушел на учебу, кто-то в отпуск, вот из этих всех зарплат они складывают среднюю.

Еще говорится, что план не выполняется. Что за план?

О. И.: – План у медработников – это вообще отдельная история. Все, даже сами люди возмущены, как это можно наживаться на больных людях? Но мы не больных смотрим, медосмотры же проводим. Дело не в наживании. Как врач сидит в определенное время, вот он пришел, например, с восьми до трех...

Он должен быть на месте.

О. И.: – Да, он не может встать со своего рабочего места, покинуть. Кто должен ему обеспечивать нагрузку? Руководитель, получается.

Поток людей должен прийти, да.

О. И.: – Я сижу, я могу пятьдесят принять, могу сто человек принять. Все, кто пришел к нам. Виноват ли врач, сидящий на приеме, что у него не хватает людей?

Вы считаете, что вас поставили в неравные условия с коммерческими клиниками, да?

О. И.: – Конечно.

Какие требования предъявляют-то к вам? Что вы должны что? Маркетинговые какие-то ходы делать, чтобы люди приходили к вам?

О. И.: – Когда мы были одной организацией, не было разрешения для частных для проведения таких медосмотров. Не проводились медосмотры в поликлиниках, они не были в таком объеме, чтобы у нас не было автономных учреждений. То есть, на самоокупаемости каждое учреждение. Почему сейчас все АО? У них вся хозяйственная часть оплачивается из бюджета этого учреждения. То есть, платные услуги развиваются не просто так в каждой поликлинике. Она платит за все свои расходы сама. И в школы в том числе и поэтому они развивают, эти свои медосмотры проводят.

Н. Л.: – Нас не то, чтобы ставят в неравные условия. Вынуждают к тому, что поликлиника просто перестанет существовать. И тогда люди будут вынуждены уже обращаться в частные медицинские центры для прохождения тех же медосмотров.

О. И.: – Цена будет там другая.

Н. Л.: – Цена в медицинских частных центрах соответственно другая. У нас самый низкий ценник по всему городу. Цены нам тоже диктуют экономисты нашей же больницы.

О. И.: – Я вот еще хотела сказать, что почему у нас, мы даже приходили, когда они говорят, что уже цены повысить даже на прием, они говорят, к вам никто не придет тогда вообще. Мы тоже конкуренцию не составляем, если в три раза цена ниже.

Сейчас условия созданы такие, что наверное многие задумались об увольнении даже, да? Есть ли случаи уже такие?

Н. Л.: – Есть.

Есть уже, люди потянулись.

О. И.: – С первого дня уже у нас тоже уже уволились.

Скажите, в чем разница по качеству медицинского обслуживания, обследования в вашей поликлинике? Либо комплекс у вас какой-то больше, чем у других? То есть, чем вы по профессиональной деятельности отличаетесь от платных клиник?

О. И.: – Дело в том, что для того, чтобы получать лучшее качество, нужно, наверное, сначала вложиться и развивать. Оборудование поменять, ремонт, например, обновить, даже элементарное канцелярское все вот это. Это все должно быть. Если больница не вкладывала в это, в развитие, то ничего и не будет. То есть, если оно на том, что есть, они выжимали, сколько мы заработаем, с чего оно будет?

Я так понимаю, что сейчас, если взглянуть с точки зрения законов рынка, то есть ваша клиника и есть частные. Если вы не выдерживаете конкуренции, нужны ли вы вообще?

О. И.: – Они говорят, что мы не рентабельны. Причем не ликвидируют предприятие, не сокращая его как должное, не предлагая никаких. То есть, они кого сократили, они им предложили должности.

Я к тому, что если ваше учреждение в теории ликвидируют, то что город потеряет?

О. И.: – Город в первую очередь потеряет доступный медосмотр по цене, и если бы они развивали здесь, то мы могли бы и диспансеризацию проводить так же, как и другие поликлиники. Это же к больнице относится. Пожалуйста. Они просто не развивают. На этой базе можно было бы развить все. И сколько мы просили, чтобы нам и флюорокабинет сделали или хотя бы машина была бы. То есть, чтобы оно было, как у всех компактно, в одном месте, удобно для людей, быстро. Чтобы люди проходили, и мы не страдали от того, что... Удобно же за час это все пройти, и нам удобно оказывать такую помощь. Чтобы создать преимущество перед частным бизнесом, естественно, государственные должны развивать. Например, они в детской поликлинике сделали ремонт, обновили оборудование, сделали доступную регистратуру, удобно все, электронная регистратура. Чтобы человек в районе мог взять по электронной регистратуре талон, в свое время приехать, и он уже точно знает, что он получит то, что ему необходимо – оформление документов. И нам удобно, мы не сидим, когда мало народу, и не напрягаемся когда много народу. То есть, потоки у нас ненормированные: то много, то никого. Не должно быть такого, врач не должен...

То есть, вы готовы на изменение расписания?

О. И.: – Мы готовы, чтобы оно было как положено. Я сижу, я точно знаю нагрузку, что у меня сегодня, например, придет 50 человек, по времени пойдут.

А сейчас такого нет?

О. И.: – Нет, конечно.

Живая очередь.

О. И.: – Да.

Это неудобно.

О. И.: – Причем, один медосмотр, например, может по медицинской книжке быть. Он может занимать и пять минут, это не так много. А если это вредные условия труда, у человека Крайний Север, то объем обследований больше, там может быть патология у человека.

То есть вы за плановую работу, если бы она была?

О. И.: – Да, и с расчетом, что на разные медосмотры людей разное время идет. У нас же установлено одно время. У нас проводился хронометраж рабочего времени. Нам не то, что не пересмотрели нагрузку, из этого складывается план. Почему такой план? 800 с лишним человек за месяц? Может, кому-то это мало, но бывает, с одним ты полчаса сидишь, с другим пять минут, вот и все.

Наталья Ивановна, какие настроения в коллективе сейчас? Вот письмо в прокуратуру ушло.

Н. Л.: – Печальные, очень печальные.

Что дальше? Какие сроки?

Н. Л.: – Люди расстроены. Не знают что делать. В пятницу у нас состоится собрание с представителями больницы, с исполняющим обязанности главного врача, с экономистами.

Вы уже встречались?

Н. Л.: – Да, он обещал спросить все эти вопросы, которые мы ему задали у своих экономистов, у бухгалтеров, и потом нам ответить. На сегодняшний день даже у них было вчера собрание. Они приняли решение к нашим 40%, которые они заплатили, добавить еще 10. То есть, у нас теперь будет 50.

А было 70?

О. И.: – Больше.

Н. Л.: – 80.

О. И.: – От 100% заработанных. То есть, не подумайте, что мы на каком-то балласте, балансе. Мы зарабатываем деньги сами.

Н. Л.: – На сегодняшний день мы оказались коммерческой организацией почему-то. С декабря месяца на самоокупаемости. У нас никакого другого...

А вы не знали об этом? Что вас переводят на коммерческие рельсы?

Н. Л.: – Нет.

О. И.: – Нам никто коллективный договор не показал.

Н. Л.: – Коллективного договора мы не видели. Условий оплаты труда мы не видели. То, что нам будет оплачиваться 40% от заработанных денег поликлиникой, и все делится на всех сотрудников, это все нам сказали в устной форме и так как бы между делом. Что может быть мы перейдем, скорее всего, на такую оплату труда, зарплаты будут низкие.

Профосмотры не прекратили?

О. И.: – Нет.

Н. Л.: – Нет. Нагрузка не уменьшилась, люди идут.

О. И.: – Чтобы вы понимали просто, что не было таких, что они там сидят просто, мы зарабатываем 100%, например, столько-то миллионов на всю поликлинику в месяц. 80% оставалось у нас. 70 с лишним шло на зарплаты всего персонала и на хозяйственные нужды на плату коммунальных, всего 20% с больницы. Они сделали 40%, ну понимаете сразу, да, сейчас 50. То есть, 50 они забирают, не выполнив перед нами обязательства, по-минимальному хотя бы. Они говорят, что по минимальную, что они выплатили, это...

Н. Л.: – Это из наших же денег и плюс они нам заняли.

О. И.: – Но мы врачи не частной поликлиники, хоть и коммерческой, есть обязательства нам гарантированные государством, обязательные выплаты: оклад, сейчас дальневосточные у нас стали почему-то южными. Стаж у нас, изначально когда я пришла был 30%, потом 15%, с января 10%.

А что получается, городской больнице не нужна эта поликлиника?

О. И.: – За нерентабельностью, как они говорят. Они ее не хотят развивать потому что есть конкуренты.

А вы знаете, как ее развить можно, чтобы вывести на рентабельность?

О. И.: – Даже в отчетах, когда мы подаем о проделанной работе, то предложения по изменению...

Вносите?

О. И.: – Конечно.

Их не рассматривают?

О. И.: – Они игнорируются. Денег нет, у нас ответ на все.

Спасибо большое, что вы озвучили свою позицию. Я думаю, что у нас будет ответ другой стороны уже на следующей программе. Спасибо, что пришли. Ли Наталья Ивановна, врач функциональной диагностики и Ольга Сергеевна Иванченко, врач-терапевт поликлиники профосмотров Благовещенской городской больницы сегодня были у нас в студии. Они высказали свою позицию, почему, на их взгляд, нельзя было снижать заработную плату, как можно было бы по-другому построить работу и развивать клинику для того, чтобы она приносила доход. Спасибо.

Источник новости: http://www.amur.info/simple/2019/03/14/9799


Просмотров новости: 152