"Простые вопросы": Светлана Садова. 16.10.2018 19:20

Тема: нынешняя ситуация в зоопарке и его возможное будущее

– Здравствуйте! Зоопарк бывшего эколого-биологического центра опять лихорадит. Коллектив подозревает, что учреждение намерены закрыть. О ситуации в зоопарке сегодня поговорим в «Простых вопросах» с моей гостьей. Светлана Садова – работник зоопарка.

– Светлана, здравствуйте!

– Добрый день!

– Светлана, подскажите, пожалуйста, сейчас какая обстановка в зоопарке?

– В зоопарке обстановка пока спокойная. Но коллектив напряжен, конечно, переживает. Это произошло, когда заведующая зоопарком находится в отпуске.

– Почему пошли разговоры о том, что вас должны закрыть?

– Спустили устный указ распечатку сделать: начинать раздавать животных населению. Это сразу взбудоражило наш коллектив. И мы стали задавать вопросы, что вообще произошло?

– И сейчас пока конкретного ответа у вас нет?

– Нет. Наш зоопарк посетил исполняющий обязанности министра образования и науки. Они являются владельцами этой земли. Территория очень большая – 7,3 гектара. Это огромная территория для шикарного зоопарка. Посетили, посмотрели и озвучили три варианта, что нужно реорганизовать зоопарк, придать ему какой-то юридический или автономный статус, отдать в частные руки, либо предложить другому зоопарку сделать филиал. Я думаю, вряд ли это случится. Потому что зоопарки сейчас выживают каждый сам своей единицей.

– Мы к этим вариантам еще вернемся. А сейчас я хочу напомнить историю. Зоопарк – это лишь то, что осталось от некогда крупного учреждения – эколого-биологического центра. В 2014 году там перестали проводиться занятия для школьников. В 2015 году эколого-биологический центр фактически перестал существовать. Тогда мы тоже делали программу, серию материалов на эту тему. И задавали вопрос, что будет с образовательной деятельностью. Уникальные семинары, мастер-классы, опытническая работа – это проводилось именно там. Тогда нам говорили, что работа с детьми не прекратится. А как сейчас обстоят дела?

– С 1994 года по 2015 год, то есть, в тяжелые годы для нашей страны, существовал эколого-биологический центр. Велись образовательные программы, кружки юных натуралистов, юных зоологов.

– Сколько детей обучалось?

– В месяц обучалось около 400 детей. Это были кружки. Это все очень активно развивалось.

– Что сейчас?

– Так как сократили коллектив, биологов 3 или 4 человека осталось плюс работники зоопарка – нас 9 человек вместе с заведующей. Тех, кто ухаживает за животными – нас всего 6 человек.

– Образовательная деятельность ведется?

– Образовательная деятельность не ведется. Ведется вялотекущая экскурсионная деятельность.

– Детей у вас там нет, чтобы приходили летом, как раньше?

– Просто приходят, допустим, с детских садов группы на экскурсии.

– А занятий?

– Такого нет. Единственное, что силами наших энтузиастов проводятся конкурсы. Например, в год белого аиста – конкурс на поделки белого аиста. Какие-то призы делают. Это наши женщины.

– Личная инициатива сотрудников.

– Да. Еще наш экскурсовод очень тесно работает с домом инвалидов и с Усть-Ивановским домом. Детей привозят инвалидов, детей с отстающим развитием, взрослых-инвалидов.

– Это все мы говорим об экскурсиях?

– Это все только экскурсионная программа. Никакой образовательной программы не ведется вообще. Очень обидно: с 1960 года, как образовалась «юннатка», у нас создалась уникальная экосистема. Мы недавно просто пошли, я даже сама не знала, что у нас такие редкие растения присутствуют. У нас пирамидальный тополь растет, который в Крыму. Мы недавно нашли берсклет европейский – кустарник, который в ландшафтном дизайне используют, шикарные цветы. У нас даже ни табличек, ничего.

– Просто растет, и все?

– Да. У нас аллея маньчжурского ореха. Аллея амурского бархата. Огромная аллея серебристого тополя. Там огромные поля. Недавно беседовали с работницей, она говорит – можно сделать конные прогулки, можно сделать пешие прогулки.

– Что сейчас с этой территорией?

– В запустение приходит. Просто все зарастает бурьяном, и очень обидно. Аллея слив, аллея груш, которые выводили юные мичуринцы. Это все гниет, опадает, ничего не собирается. Мы что можем, собираем для медведей, варим варенье и в зиму их балуем.

– Зоопарк, который остался, – это не в полном смысле зоопарк. Это, все-таки, реабилитационный центр. Я так понимаю, что большинство животных – это животные-инвалиды.

– Да. Как открылась станция «юннатки», туда стали стекаться животные, которых люди со всей Амурской области привозили. Флора и фауна представлена Амурской области. Допустим, убили браконьеры родителей-медведей, к нам медвежата попали. Мужчина их выкормил, он даже в клетку к ним входил, обнимался, когда они уже взрослые были. Этот мужчина уже умер. Лисы, волки. Люди, которые к нам из года в год ходят, они их помнят по именам. Приносят для них подарки. Медведям, допустим, банку сгущенки и смотрят, как он вскрывает ее одним когтем – это целое шоу для детей! Филины краснокнижные. Конкретно я птицами занимаюсь. Приходится выхаживать, лечить.

– Я к чему веду: если этих животных выпустить в дикую природу…

– Они не выживут. К тому же у нас живут животные по 9-10 лет. Тот же Кеша –краснокнижный орлан-белохвост. Птицу готов взять любой зоопарк, но он не перенесет дороги, потому что старичок. Он здоровается с нами, общается с нами. Он к нам очень сильно привык. Я думаю, люди понимают, что выпустить нельзя. А раздавать населению? Как это так? Даже по ветеринарным правилам нельзя.

– Сколько тратится денег из бюджета на содержание зоопарка?

– Нам озвучивали разные цифры. Сначала 22 миллиона в год, потом выяснилось, что 10 миллионов, а тут я услышала в разговоре с министром, что земельный налог – 3,5 миллиона всего лишь. Если это будет прибыльное предприятие, то, я думаю, это не такие большие деньги, если с умом все это делать.

– Вам сколько денег дают в месяц на содержание животных?

– 10-15 тысяч максимум. Все остальное – мы живем полностью автономно за счет того, что существует программа опеки. Она была создана еще в эколого-билогическом центре.

– Я помню, тогда активно рекламировали.

– У нас есть предприятия, которые помогают. Допустим, «Амурский бройлер».

– Светлана, хочу вернуться к тем трем вариантам, которые сейчас обсуждаются. Официально минобр заявил, что есть три варианта, что делать с зоопарком. Первый вариант – это выделить эту организацию в отдельное юрлицо со своим бюджетом и с целью организации дополнительно образования детей. Я так понимаю, именно этим и был эколого-биологический центр. Так и было в свое время. Сначала закрыли, а сейчас опять рассуждают, что нужно сделать.

– Закрыли, как они говорят, по недоразумению, что не захотел никто возиться с этой идеей. Это была очень «мутная» история. У нас даже была своя кочегарка, которая отапливала нас. Ее на тот момент продали. Теперь мы хозяину этой кочегарки платим за тепло.

– Второй вариант – предложить центр в ведение более крупного зоопарка с сохранением территории. Как вы думаете, это реально?

– Честно говоря, я не знаю. У меня недавно состоялся разговор с исполнительным директором СОЗАР (Союза зоопарков и аквариумов России), который основали по указу Дмитрия Медведева в 2018 году. Они очень активно поддерживают такие ситуации. И в Сургуте как раз экологический центр присоединился к этой ассоциации. Там, по-моему, около 30 участников. Сказали, посмотрите по опыту удмуртского зоопарка и сургутского эколого-биологического центра. Когда я зашла на сайт удмуртского зоопарка и посмотрела их работу, у меня был эстетический шок. У них партнер – это «Роснефть». Территория 12 гектаров, и там сделали всемирно известный зоопарк с уникальной системой. Животные ходят под открытым небом, там вольеры.

– Как в Европе.

– У нас же хотят иностранных туристов привлечь. Почему не сделать экопарк? Территория позволяет. Флора и фауна Амурской области собрана. Немного нужно привлечь мозговой штурм, создать инициативную группу, привлечь общественность. Люди готовы даже бесплатно что-то делать. Возможна работа с ДальГАУ и с АмГУ. Там есть факультеты: ландшафтный дизайн, туризм. Программы можно создавать, защищать проекты.

– Третий вариант – предложить территорию зоопарка и питомцев предпринимательскому сообществу города для организации эколого-биологического направления. Лично на мой взгляд, развивать любое образовательное направление – это задача государства, но никак не предпринимателей. Задача предпринимателей – заработать деньги. Это мое мнение, может быть, у вас другое, по этому третьему варианту.

– Это самый смутный вариант. Потому что если придет частник, то неизвестно, что вообще случится с этой территорией. В любом случае, он будет искать только выгоду. Например, он может сказать, что старые животные ему не нужны, и он сюда завезет новых. Но дело в том, что есть нюансы, там не все можно. Как объяснили нам, там нельзя реализовывать продукцию с этой территории. Там рядом дорога или еще что-то, какие-то препоны.

– Много ограничений.

– Мне в СОЗАРе посоветовали, может, направление детского парка. Но, как сказали, нужно звукоизоляционный забор строить. Это тоже не проблема, это можно сделать. Естественно, это вложения, но можно минимизировать какие-то вложения. Что-то придумать, чтобы облагородить со временем, расписать программу на 5-6 лет, превратить живой уголок в городе в шикарную зону отдыха для взрослых и детей.

– Которых так не хватает в Благовещенске. На ваш взгляд, какой вариант наиболее приемлем?

– Я думаю, что приемлем первый вариант – возвращать эколого-биологический центр. Может быть, как-то по-новому его назвать. Но сохранить допобразование для детей. Образование детям необходимо психологическое, социальное, адаптивное при работе с растениями и животными. Посмотрите, все говорят, насколько подростки и дети становятся жестокими, насколько они увлекаются электроникой, гаджетами. Мы забываем о том, что душа ребенка – это живой организм. Ему необходимо общаться с живым, пока он растет, формируется как личность.

– Спасибо вам огромное! Я очень надеюсь, что ваши мысли услышат люди у власти. Со своей стороны хочу сказать, что Амурская область всегда считалась аграрной. И я думаю, что из воспитанников эколого-биологического центра много кто становился и агрономами, и ветеринарами, и экологами. Как-то получается, что сейчас это не важно. Сейчас все должны быть космонавтами. Это были «Простые вопросы». Всего хорошего! До свидания!

Источник новости: http://www.amur.info/simple/2018/10/16/9307


Просмотров новости: 141