Историки: потери марта 1918-го были невосполнимыми для Благовещенска. 13.03.2018 17:33

До 3 000 убитых и раненых, более 5 000 эмигрировавших – Гамовский мятеж расколол город и остановил его развитие. О потерях и последствиях тех событий «Амур.инфо» рассказал историк, хранитель музейных предметов Амурского областного краеведческого музея им. Новикова-Даурского Владимир Абеленцев.

– Можно ли 12-13 марта 1918 года назвать самыми трагическими днями в истории города?

Наверное, можно. Потому что произошел реальный захват власти в городе и все основные события.

– Каково точное количество жертв, документально подтвержденное за эти дни в городе? У вас есть сейчас какая-то признанная историками цифра?

Вряд ли она когда-нибудь будет, потому что наши сведения базируются на реальных документах, то есть на списках, метрических похоронных книгах. Все они практически определены, то есть будем так говорить: погибших и раненых участников событий – до 500 человек. Но в реальности их было гораздо больше, судя по тем цифрам, которые в основном дают эмигрантские газеты в разное время. Но все равно число жертв насчитывало более 3 тысяч человек. Это те сведения, которые в те годы ходили, именно в годы Гражданской войны, в мемуарах и в воспоминаниях.

Сколько человек в эти дни перешло через Амур в Сахалян? Есть какие-то данные? И чьи это данные: китайские, американские, советские или уже российские?

– По по данным Бюро самоуправления около 3 тысяч. Это орган, который был создан нашей думой, земством, войсковым правлением для обеспечения беженцев, для сбора всех сведений.

Я правильно понимаю, что основные жертвы – это именно жертвы 12-13 марта?

Большая часть, потому что как раз в это время происходили именно вооруженные столкновения. А дальше это были грабежи, самочинные расстрелы, то есть отдельные явления.

Какие последствия этих событий, кроме политических, вы можете назвать как историк? Демографические последствия потом сказывались?

Безусловно. Интеллигенция практически ушла в эмиграцию. По моим прикидкам, не менее 5 тысяч семей эмигрировали, начиная с 1918 года и в более поздние времена и именно с территории Амурской области. А здесь как раз именно и выбивался культурный слой, предприниматели и управленческие кадры. Большинство из них ушло за границу, и остались единицы.

Основной удар по всему многообразию культурной и общественной жизни, которыми славился Благовещенск до революции, именно в это время был нанесен?

Да. Это наиболее активная во всех смыслах часть населения.

– Воспоминания самого Гамова сохранились об этих событиях? Он же прожил еще долгую жизнь, умер в 1969 году.

Да, он умер в Швейцарии. Мы ничего про это не знаем. Этот период абсолютно неизвестен. Да и вообще, находка этой публикации 1938 года – уникальное явление. Потому что практически воспоминаний и свидетелей того времени, кроме Ловича (Яков Лович – эмигрант, писатель, воевал в армии Колчака – Прим. ред.), пока нет. А так везде общие сведения,и никаких конкретных данных не приводилось.

У историков сейчас есть единый согласованный взгляд на эти события? Или по-прежнему одни считают это Гамовским мятежом, другие считают подавлением Мухинского мятежа?

– На нашем уровне я не помню после Николая Антоновича Шиндялова, чтобы кто-то выступал с какими-то концептуальными заявлениями. А что касается дальневосточной истории и, будем так говорить, российской, то тут по-прежнему терминология – Гамовский мятеж. В общем-то, этими событиями особенно…

Не интересуются? Не исследуют?

Да, для них это слишком мелко.

Хотя на карте советских исторических учебников Гамовский был отмечен как один из самых крупных контрреволюционных, как тогда говорили, мятежей?

Да. И до сих пор, в общем-то, эта формулировка бытует везде.

– Сегодня можно узнать, какие памятные знаки есть об этом событии? Или только захоронения погибших красногвардейцев?

– Да, только захоронения. Ничего больше такого мы не имеем.

Спасибо за интервью.

Источник новости: http://www.amur.info/news/2018/03/13/135774


Просмотров новости: 355