"Простые вопросы": Евгений Евтушенко. 03.04.2017 13:22

О преодолении, зрителях и Украине

– Добрый вечер! Сегодня простые вопросы я задам вопросы человеку, который только одной своей строкой обессмертил себя, справедливо сказав, что «Поэт в России – больше, чем поэт». Сегодня мой собеседник – прозаик, сценарист и, конечно, поэт Евгений Евтушенко. Евгений Александрович, здравствуйте!

– Здравствуйте!

– Знаете, первый вопрос такой: скажите, пожалуйста, что нужно иметь внутри, чтобы в 83 года, уже, наверное, не совсем здоровым физически человеком приехать на край России?

– Душевное здоровье. Если нет физического, то душевное нужно. И силы преодолевать.

– Это трудно – преодолевать?

– Вообще, преодолевать что-то это нелегко, но сам процесс преодоления он радостный, особенно когда это получается, когда тебе помогают его преодолевать другие люди. Я не привык работать в одиночестве, хотя работа писателя неизбежно бывает одинока какими-то моментами.

– Только одному надо быть?

– Да, но потом я всегда привык делиться тем, что я написал, либо поставил фильм. Когда я снимал, например, фильм «Детский сад» на станции Зима, мы посылали проявлять плёнку туда, потом они присылали нам проявленную плёнку. Мы выбирали дубли. И говорят, что этот случай не имел аналогов в кино мировом: я приглашал всех, у нас был открыт зал клуба для всех желающих высказываться и голосовать за те или иные дубли. А мне это очень помогало. Я всегда, если кто-то выключает в зале свет и сосредотачивает освещение на мне, то первое, что я делаю, прошу включить свет в зрительном зале. Мне нужно видеть лица, глаза тех, для кого я читаю.

Для вас сегодня важно делиться, выплёскивать из себя?

– Мне всегда это было важно.

– И не устаёте от этого? Казалось бы, сколько можно, уже сказал всё…

– Нет, дело не в этом. Дело в том, что вы отдаёте энергию, но она возвращается к вам. Из их глаз, из их внимания, из всего чего угодно.

– Смелое поколение шестидесятников, которые начали одними из первых пробовать дышать кислородом свободы, вы его бесспорное олицетворение. Трудно говорить правду?

– Конечно. Всегда было и будет. Всегда кто-то будет недоволен этим. Потом и правда бывает разная. Моя правда может идти против чьей-то правды, которая, на самом деле, правдой не является, и я тоже могу ошибиться. Вот тут очень важно выходить к читателю, опять-таки проверять себя. Потому что, если ты будешь работать только в одиночестве, и не спрашивать у людей, не имеющих отношения к писателю, это важно, ими надо проверять литературу больше, чем специалистами. Я писатель всех тех, кто не пишет.

– Я Ярошенко, вы Евтушенко. И не могу не спросить человека, который больше, чем поэт, в этой стране, оценку сегодняшних российско-украинских распрей.

– Это сумасшествие, которое произошло. Тараса Григорьевича Шевченко, который был первым моим любимым поэтом даже раньше Пушкина, мне его бабушки мои читали по-украински, и Пушкин так уважал и Украину, и Шевченко самого. Это сумасшествие. Они забыли даже это, превращая Шевченко, его стихи в оружие против русского народа.

– Он писал на русском языке!

– Конечно, и прекрасные стихи!

–Это сумасшествие?

– Абсолютное! Тем более что свобода крепостного Шевченко была куплена за картину Карла Брюллова. Его спасла русская интеллигенция! Это все друзья Пушкина его спасли!

– Но между той Украиной и этой пропасть, Евгений Александрович!

– Это верно! Но я считаю, что ни в коем случае нельзя позволять дальше разрастаться взаимному национализму. Агрессивному. Ни русскому, ни украинскому. Надо сказать, что национализм в любом обществе, в любой стране, в любые моменты истории –это всегда загон собственного народа в тупик. Его выталкивание из человечества. Вот это нужно понять. Кроме того, мы не должны заниматься всепрощением всех тех, кто сотрудничал с фашистами. И граждан Украины, и евреев. В Бабьем Яру, о котором я написал, там лежали евреи в основном, но убивали-то их в основном украинские полицаи! Наёмники, предатели своего собственного народа! Мы должны вспомнить, что большинство украинских солдат, которые лежат в братских могилах рядом с русскими, они погибли за освобождение СССР от фашистского ига. И это мы не должны забывать!

– Крым наш?

– Дело не в Крыму. Крым – это частность того, что произошло. Я написал об этом стихи давным-давно, когда это случилось при Никите Сергеевиче Хрущёве. В стихотворении, посвящённом моему другу, ветерану войны Поженяну, я написал: «Презентовал Хрущёв по пьянке, собратьям нашим дорогим, наш Крым». Но дело не в делёжке Крыма. Я считаю, что Крым должен быть открыт и для украинцев, и для русских, и для всех людей мира. Эта война очень лицемерна, мы одновременно торгуемся с Украиной, считаем деньги, кто-то хочет нажиться в это время. Надо просто сейчас остановить кровь – вот что самое главное. Потому что кровь ничем не оправдана. И страдают те люди, которые не принимали участия в разжигании, а простые, нормальные, честные люди. И русские, и украинцы.

– Последний вопрос, Евгений Александрович, а если вдруг доведётся встретиться когда-то с господом богом?

– О-о-о-о! Вы знаете, с господом богом можно воображать встречу в самые разные моменты, особенно когда не находишь сам ответа на что-то. Хорошо сказал Виктор Астафьев: «Когда мы разговариваем с богом внутри себя, это мы спрашиваем собственную совесть». Вот что такое бог. Это воплощение совести человека.

– Спасибо вам. Это были простые вопросы для Евгения Евтушенко. Мы говорили о жизни, боге и совести. Всем добра и здоровья, берегите себя и до свидания!

Источник новости: http://www.amur.info/simple/2017/04/3/7352


Просмотров новости: 410