Сергей Новожилов рассказал о любви к Благовещенску и смерти друга на амурской земле. 19.09.2017 15:27

Благовещенск, 19 сентября, ИА «Порт Амур». Накануне вечером в шатре, расположенном перед гостинице «Юбилейная» свои секреты раскрывал президент фестиваля кино и театра «Амурская осень» Сергей Новожилов. Бессменный руководитель главного культурного события области рассказал о любви к Приамурью, признался, почему считал себя виноватым в гибели друга, и поведал, кто из артистов его подвел.

В начале встречи Сергей Новожилов предложил говорить о профессиональном, не касаясь личного — он этого не любит. Но такие вопросы все же звучали. На каждый из них Сергей Владимирович отвечал откровенно.

О выборе спектаклей и предательстве друзей

— Вообще, я человек по характеру заорганизованный, такой немецкий педант. И очень сложно с моей внутренней организованностью сочетаться с творческим хаосом, в котором живет большинство творческих людей. В голове план на будущий фестиваль укладывается уже в декабре. Ты вроде думаешь, что все сошлось, но потом начинается очень сложный путь составления графиков. И тут возникают сложности: съемки, специфический характер артистов — у меня есть три артистки, которых я уже никогда не позову при всем уважении, они меня раз пять подводили. Я не понимаю людей, которые говорят «да», подписывают контракт, а потом на них, условно говоря, «кирпич упал». Вот в этом у меня обида к Леше Булдакову — моему близкому другу. Ну, ты не звони мне ночью, не пиши СМС, как трус, что у тебя съемки — вот этого я не понимаю. Вот Таня Догилева с температурой 40 градусов прилетела на спектакль — это понимаю. Андрей Александрович Миронов умер на сцене — это я понимаю, а не когда начинают придумывать что-то несущественное, потому что у тебя с утра плохое настроение. Это, на мой взгляд, непрофессионально. Идеальная схема рушится. И так у нас каждый год. В этом году друг подвел — так уж получается, что это делают в основном друзья.

К сожалению, мы можем привозить сюда только антрепризу с условными декорациями, у нас нет возможности привезти стационарный театр — для этого нужно финансирование министерства культуры. Кроме того, конкурс антрепризы кроме нас никто не проводит. Антрепризу я смотрю сам. Хоть я не считаю себя театральным критиком, но если бы я доверял критикам, я бы не привез сюда ни одного спектакля.

А вот что касается фильмов, хоть я и киновед, но в этом доверяю вкусу исполнительного директора «Амурской осени» Александре Жуковой — кино выбирает она.

О наводнении 2013 года

— В тот год много говорили о том, что «Амурская осень» не нужна. Поначалу была обида, что меня называли чуть ли не клещом на теле Амурской области. Я прилетел, чтобы решить на оргкомитете, проводить фестиваль, или нет. Хотел, чтобы он был, потому что музы даже в войну не замолкали. И я понимал, что средств в области нет — власть мне и помочь не могла, и «нет» сказать не могла. Я благодарен всей дирекции, которая тогда работала бесплатно. И мы с тогдашним министром культуры ездили по селам, где Зея разлилась на 20 с лишним километров. И там было все затоплено, ничего не осталось. Меня узнали бабушки, подошли ко мне и сказали: «Вы только нас не бросайте». И после этого мне было уже наплевать, был я клещом или еще кем-то. Когда все объединились, кому был дорог фестиваль, все получилось, не смотря на то, что нам не смогла помочь администрация области и наш генеральный спонсор. Все артисты приехали, и только четыре актера, которых я считал близкими людьми, просили у меня деньги. При мне их больше нет, хотя они потом приходили и винились. Я считаю, есть такие ситуации, когда деньги брать можно, а когда нет. Мы не самые бедные люди, есть какая-то мораль. С тех пор я их больше не зову. Уже несколько лет после этого рассчитываюсь с долгами. Надеюсь, к концу этого года это случится.

О гибели друга

Тот год был судьбоносным. Я привез еще одного своего друга Анатолия Кузнецова (товарища Сухова). И вот после открытия смотрю, сидит весь зеленый. Если бы я знал, что в том году он уже перенес два микроинфаркта, я бы его не позвал. Нужно отдать должное благовещенским врачам — они собрали консилиум. Операцию шунтирования можно делать только с согласия близких родственников. До жены Толи мы не дозвонились — она тогда отдыхала в Болгарии, и я взял ответственность на себя. Анатолий Борисович мне потом из палаты позвонил и сказал, что все хорошо. И вместо вечера на фестивале он провел две недели в больнице в Благовещенске. Спасибо врачам, что спасли нам тогда товарища Сухова.

В этот год приехал и мой большой друг Леша Локтев, прославившийся такими фильмами как «Я шагаю по Москве» и «Прощайте, голуби». Он вел затворнический образ жизни, а я его позвал, и он поехал. Чудесный был артист и человек с потрясающим духовным содержанием. 17 сентября 2006 года он должен был поехать в одну деревню, а я в другую. Но Леша очень просил взять его с собой, и я взял. В машине он сел на заднее сиденье за водителем, а я сидел впереди. И вот мы ехали: я был в своих мыслях, он читал стихи, когда внезапно появилась встречная машина. Меня выкинуло из машины, но основной удар пришелся на Лешу… Умирал он у меня на руках. Целый год я жил с этим, с мыслями, зачем я разрешил ему сесть в эту машину. Зять его, Костя Кинчев, попросил меня оставить уже эту историю, но я помню. Каждый год в этот день я помню. И все равно это ощущение того, что я разрешил ему сесть в машину, осталось навсегда, как и дата моего второго рождения по сути, как и место, где это произошло.

О любви к Благовещенску

— В каком-то смысле Благовещенск для меня — малая родина. И это не пустые слова. И как бы мне тяжело не было решать какие-то проблемы, я знаю, что есть люди, которые поддержат, помогут. И это дает мне силы. Фестиваль — это огромная махина. Заканчивая один, мы начинаем готовить следующий. Нужно свести вместе все, что происходит в Благовещенске, с Хабаровском, Владивостоком, Комсомольском-на-Амуре. Мало кто поедет на один спектакль. Есть такие артисты — я не буду называть их имена — которые едут на несколько спектаклей, как минимум. Потом у нас появилась мысль проводить спектакли не только в Благовещенске, но и в маленьких городах Амурской области. Там не всегда есть помещения подходящие, но ради того, чтобы люди увидели артистов не только в кино, но и на спектаклях, это стоило затевать.


Источник новости: https://portamur.ru/news/detail/sergey-novojilov-rasskazal-o-lyubvi-k-blagoveschensku-i-smerti-druga-na-amurskoy-zemle//


Просмотров новости: 361